Как заядлая путешественница прошлась маршем по Японии, влюбилась в ходьбу, а потом возглавила организацию, которая помогает исследовать сотни троп в Приморье.

Фото: Наталья Булкина / АСИ

Интервью с председателем общественной организации «Лига ходьбы “Женьшень” Приморского края» Еленой Олениной — часть проекта «Люди добрые. Дальний Восток» (серия «НКО-Профи»). Проект реализует АНО «Развитие» при поддержке Президентского фонда культурных инициатив.

«Попутчик есть всегда»

Как получилось, что любовь к ходьбе — по сути, хобби — объединила людей в целую общественную организацию?

Основатель Лиги ходьбы «Женьшень» Вячеслав Владимирович Китаев в 1988 году поехал в Японию, где в тот момент проходил Международный марш мира: это мероприятие проводится в разных странах достаточно давно, около 100 лет. А Китаев всегда любил ходить, был мастером спорта по спортивному ориентированию, то есть природа — его стихия. На этом марше он увидел, как массово японцы следят за своим здоровьем и как много именно ходят: не нужно никаких затрат, просто броди по красивым местам и все.

Вернувшись, Вячеслав Владимирович решил создать такую организацию, которая бы популяризировала это движение на Дальнем Востоке. В 1990 году появилась наша лига ходьбы, к ней стали присоединяться сначала коллеги Китаева, многие из которых были пенсионного возраста — бег для них был уже не так актуален. Администрации города идея понравилась, и для «Женьшеня» нашлось помещение даже в непростые 1990-е. 6 апреля мы отметили 32 года.

А как вы сами попали в лигу?

Я стала членом «Женьшеня» 10 лет назад и тоже после Марша мира в Японии, который меня очень впечатлил.

Когда видишь, как старательно люди в других странах следят за своим здоровьем и насколько они активны, тоже осознаешь важность хорошего физического самочувствия.

Я занималась разными видами спорта, мне нравился туризм — вообще среди людей, которые к нам присоединяются, много любителей путешествий. В лиге ходьбы я поняла, как много единомышленников вокруг. У нас и желания, и мысли совпадают, мы все на одной волне. Если хочется погулять, посмотреть на новое красивое место, попутчик есть всегда.

Что нужно сделать, чтобы попасть в лигу?

У нас общественная организация, и все прописано в уставе: нужно написать заявление на имя председателя, и вас запишут в реестр членов организации.

Фото: Наталья Булкина / АСИ

Единственное требование: человек должен с нами уже ходить до того, как придет с заявлением. При этом без этого формального шага, безусловно, можно участвовать в наших мероприятиях — любой желающий может ходить с нами. А членство само — не столько про права, сколько даже про обязанности.

Вы помните свои первые обязанности?

Так как я юрист по образованию, я составляла протоколы и запросы, выверяла документы. Каждый делает то, в чем он профессионал: у нас есть специалисты по картографии, топографы, есть люди, которые тщательно проходят все маршруты и тестируют их перед запуском.

Фото: Наталья Булкина / АСИ

Когда два года назад меня избрали председателем, я стала вникать во все процессы: организовывать людей, поднимать наши «архивные» маршруты и расширять наше географическое поле, придумывать социальные проекты — словом, полностью занимаюсь руководством нашей лиги ходьбы.

«Чтобы увидеть что-то по-настоящему красивое, нужно постараться»

А как часто вы сами выбираетесь на долгие пешие прогулки?

У людей, которые уже давно ходят, не возникает даже вопроса: проехать несколько остановок на автобусе или пойти пешком. Однозначно, идем пешком. Если человек живет на девятом этаже, и в доме есть лифт, то он поднимается по ступенькам. Эта привычка вырабатывается с годами, она ежедневная. А вот полноценные походы у нас — чаще по выходным, потому что мы все люди работающие. По субботам и воскресеньям выбираемся с коллективом на природу. Но есть еще среда — это день походов. У кого есть свободное время, выбирается ходить и в среду.

Вообще ходьба — это какое-то особое занятие для дальневосточной местности?

Да, но отличаемся мы не только территорией, но и людьми. Предполагаю, что мы более выносливы: у  нас гористая местность, много серьезных гор и много любителей покорять вершины. Фанаты моря в основном отправляются в походы по побережью, но и там встречаются разные скальные комплексы. На многих маршрутах висят веревки, чтобы людям было легче преодолеть препятствие. Чтобы увидеть что-то по-настоящему красивое, нужно постараться. Но если отправляться в поход исключительно с целью оздоровления, лучше идти не более 10 км и без препятствий.

Как проходит стандартный поход выходного дня?

Конечно, комфортнее ходить небольшой группой, но есть разные варианты. Можно стать участником клубного похода. Это когда члены лиги собираются вместе в группы по 20-30 человек, и многие уже знают друг друга. А иногда мы даем объявление в СМИ и зовем в поход всех желающих. Тогда число участников достигает и 200 человек.

Большие походы — особенные для нас. Руководитель очень внимательно контролирует процесс, волонтеры помогают участникам и следят за тем, чтобы темп был максимально комфортен всем. Волонтеры этим занимаются, кстати, на безвозмездной основе, в свои выходные.

Расскажите о самых популярных маршрутах «Женьшеня».

Если говорить о пригородах Владивостока, то это островные маршруты. Очень ценят остров Русский — раньше маршрут в том направлении был невозможен, потому что территория принадлежала военным и ходить там запрещалось. Года два назад ситуация изменилась: территории начали передавать в муниципалитет. И открылся маршрут на остров Шкота (у южного берега острова Русский. — Прим. АСИ).  Этот небольшой островок, соединенный перешейком, — такая коса, по которой можно пройти в определенное время года. И когда эта коса появляется и остров фактически перестает быть островом, то много людей туда идет, целое паломничество. Там очень красивые скалы, прекрасный пляж с гладенькими камушками, там стоит старый маяк, укрепсооружения, разные природные арки, где все любят фотографироваться: это один из излюбленных маршрутов.

Фото: Вантовый мост на остров Русский во Владивостоке. Александр Кряжев / РИА Новости

Вообще у нас 98 авторских маршрутов на любой вкус. Наша программа продумана на год вперед, при этом каждый новый год мы добавляем маршруты, а сначала тестируем их, устанавливаем на них специальные указатели, чистим плохопроходимые места.

Давно вы стали так тщательно подходить к проработке маршрутов?

Раньше мы по старинке отмечали особые участки — вешали ленточки, оставляли зарубки. Люди, которые занимаются туризмом, все это понимают. Но вот новичкам, которые только вышли в лес, гораздо понятнее ориентироваться по табличкам. У нас появились ресурсы, чтобы делать свою работу еще лучше. Раньше мы делали все за свой счет, а сейчас удается получать гранты и субсидии. И мы делаем все, чтобы наши тропы были максимально информативные и безопасные.

Когда «Женьшень» стал расширять свои социальные программы? Так, вы обучаете людей компьютерной грамотности, а это что-то противоположное ходьбе на свежем воздухе.

Как говорится, не было бы счастья… Мы стали обучать людей, как пользоваться смартфонами и разными компьютерными программами, в пандемию. Когда два года назад приключилась эта беда, люди не знали, что делать. В нашем сообществе много пенсионеров и среди них, не поверите, есть те, кто до сих пор пользуется только обычным домашним телефоном. Бабушки и дедушки в панике звонили нам и спрашивали: «Как же быть?» Привыкли все время гулять, и вдруг нужно соблюдать режим самоизоляции. Так мы поняли, что наших пенсионеров надо обучать.

Фото: Наталья Булкина / АСИ

Пандемии уже два года, а мы по-прежнему учим пенсионеров обращаться с соцсетями, приложениями, различными программами. Мы показывали им видеоуроки по фитнесу, йоге, чтобы они могли двигаться хотя бы в домашних условиях. Наши партнеры — Владивостокский океанариум, Национальный парк «Земля Леопардов» —  делали фильмы о животном мире, морских обитателях, и мы их публиковали у себя на страницах в соцсетях. Мы стали изучать и обучать людей японскому, английскому языкам.

В общем, в пандемию мы еще больше сплотились и поняли, что без новых знаний — просто никуда. Это и для людей, и для организации хорошо: нет пути без развития.

Народная дипломатия 

Вы стали руководить «Женьшенем» в прошлом году. Чему вам пришлось учиться с нуля?

Конечно, тут главная сложность — хотя это и главное наше преимущество — в том, что у нас много людей. У всех разные мнения, характеры, желания. И порой я даже сейчас сталкиваюсь с тем, что непросто найти «соломоново решение», которое бы устроило всех, и поступить так,  чтобы не обидеть никого, чтобы не пойти в противовес ничьим интересам.

Самому старшему члену нашей лиги  92 года. Валентина Сергеевна Коробейникова до сих пор ходит с нами в походы. Вот смотрите, и 18-летние девушки, и женщины по 40 лет, и пенсионеры по 60 лет и вот 90-летние даже. Безусловно, их объединяет любовь к природе, живописным местам, желание ходить и быть здоровым. Но приходится стараться, чтобы этот коллектив сплотить.

Как сейчас устроена командная работа в лиге?

У нас, прежде всего, есть совет из 10 человек, предусмотренный уставом. Он избирается на собрании раз в три года. Это коллектив из уважаемых людей, которые многое знают и умеют. Кто-то из них руководит походами, кто-то занимается компьютерами, кто-то рекламой. Без командной работы такой объем задач мы бы не смогли решать. Я, до того как стала председателем, помимо юридической работы, отвечала еще и за международные марши и  за все, что касалось партнерских проектов за рубежом.

В чем идея международных маршей? 

В 2015 году «Женьшень» приняли во Всемирную лигу ходьбы. Мы единственные в России, кто входит в эту организацию. Заслужили это право своей 30-летней историей. С начала 1990-х, как появился «Женьшень», члены нашей команды выезжали на международные марши, которые проходят в разных точках мира. И мы не пропустили ни один год — нет ни одного марша, ни одной страны, куда мы бы не приехали.

Фото: Наталья Булкина / АСИ

Такие марши называются Маршами мира, потому что, помимо собственно пеших прогулок, они пропагандируют мир между всеми народами. Мы провели семь международных маршей, на которые во Владивосток приезжали представители Японии, Тайваня, Австралии, Южной Кореи, Канады. Я всегда называла это сотрудничество «народной дипломатией». Мы возим культуру своей страны по миру — показываем песни, танцы, даже кокошники и сарафаны, и в этом разнообразии учимся лучше понимать друг друга.

Есть ли что-то, что вы переняли у международных организаций?

Самое главное, что мы хотели бы перенять, — это благоустроенность маршрутов. Куда бы мы ни приехали, даже к нашим соседям в Южную Корею, везде образцово-показательные пешие маршруты. Там и видовые площадки сделаны, и скамеечки стоят, где нужно, и деревянные настилы. Если необходима какая-то помощь, обязательно стоят указатели с информацией о том, где эту помощь можно получить. Они такие же пешеходы, как и мы — здоровые, выносливые, позитивные. И мы им ни в чем не уступаем, поэтому стремимся создать такую же инфраструктуру. На уровне наших местных властей всегда об этом говорим. И чувствую, что лед тронулся: деньги под экомаршруты и под благоустройство троп сейчас выделяют охотно. Я думаю, что мы скоро и догоним, и перегоним.

Как вы учились подавать заявки на финансирование?

Проектной деятельностью в «Женьшени» я занималась еще до того, как стала руководить организацией. Когда президентские гранты только появились и о них стали чаще говорить в некоммерческом секторе, сотрудников НКО начали приглашать в центры и объяснять, как правильно оформлять заявку и для чего все это нужно. Я прослушала один из таких курсов и поняла: это наша тема. Если проект — это одновременно и ваша искренняя мечта, вы его обязательно осуществите и выиграете грант.

Фото: Наталья Булкина / АСИ

В тот момент, когда мы впервые в «Женьшени» попробовали подать заявку на участие в грантовом конкурсе, у нас было готово все: были идеи, четкий план, ресурсы, не было только денег. И мы их выиграли. Мне кажется, тот успех нас очень зарядил — все пошло-поехало. Мы выиграли три президентских гранта подряд, которые успешно реализовали. И после этого нам было проще участвовать и в краевых, и в городских конкурсах. Мы практически везде побеждаем — нам несложно подтвердить, что работаем хорошо и делаем реально что-то полезное для людей.

Другими словами, какие три мечты вы осуществили благодаря грантам?

Первый проект называется «Сидими: тигр, олень, женьшень». Мы создавали экологические тропы в в Хасанском районе, на полуострове Сидими. Там очень красивые места, много достопримечательностей как природных, так и созданных человеком. Второй проект — «Женьшень, дающий силы», смысл которого — охватить большие территории, где мы можем проложить маршруты с хорошо проработанной инфраструктурой и сделать тропы привлекательными для местных и для туристов. Третий проект мы реализовали в декабре, он называется «Корень жизни» — он как раз об обучении и оздоровлении людей, в том числе из уязвимых групп. Надеемся, что нашим подопечным будет проще преодолеть панику и не впасть в депрессию, если происходит какая-то мировая катастрофа, вроде пандемии.

«Позволить себе работать бесплатно»

Как вы себя чувствуете, работая в НКО? Можете себе представить, что уйдете в какую-то юридическую контору и оставите лигу ходьбы?

Все-таки я продолжаю трудиться в юридической конторе. Но общественная работа засасывает. Моя личная цель сейчас — сделать что-то хорошее, что-то доброе, что останется после меня. Материальная составляющая меня меньше интересует. Например, я понимаю, что молодежи сложно работать в некоммерческом секторе «за спасибо». Нам проще, мы можем позволить себе работать бесплатно и помогать. И я думаю, что этот образ жизни со мной навсегда — независимо от того, останусь я заниматься ходьбой или решу взяться за защиту животных. 

Вы не оставили классическую работу юриста, потому что нет возможности в некоммерческой организации получать зарплату?

Возможность, конечно, есть:  президентские гранты позволили нам платить руководителям наших походов, которые раньше работали на добровольных началах. Я рада, что мы можем давать вознаграждение тем, кто вкладывает в наши проекты много ресурсов, например, тем, кто снимает и монтирует для нас фильмы. Руководителю проекта тоже предусмотрена оплата — конечно, небольшая.

Как любитель ходьбы может помогать вашей лиге?

Помимо грантов, способы поддержки всегда были достаточно простыми. Нам помогают сами члены лиги, если есть такое желание: кто-то приходит волонтерить, кто-то жертвует деньги (у нас большое сообщество, в котором есть состоятельные люди, например, предприниматели). Мы пока не освоили инструменты фандрайзинга, в них еще нам предстоит разобраться. 

Какой бы вы хотели видеть вашу лигу ходьбы через несколько лет? 

Я бы очень хотела, чтобы наша лига ходьбы стала только одной из подобных организаций во всех регионах России. Мы могли бы беспрепятственно приезжать на тот же Алтай, на Байкал к нашим партнерам и давать людям возможность бюджетно, без больших затрат, увидеть все красоты нашей страны. Вот уже пять лет мы ездим на Камчатку не так как все туристы, а на других условиях — нас встречают на месте наши партнеры, которые на нас ничего не зарабатывают, но хотят показать нам свою землю.

Фото: Наталья Булкина / АСИ

Я мечтаю о том, чтобы жители России могли легко путешествовать из региона в регион и видеть разнообразие, которого нет ни в какой другой стране, — и пальмы, и айсберги, и морозы, и тропики.

Мы готовим сейчас новый проект «Весь мир — в Приморье». Я много путешествовала, а теперь хочу показать, что весь этот мир можно найти у нас на Дальнем Востоке. В поселке Зарубино есть прекрасный пляж с вулканическим песком, похожий на тот песок, ради которого летят на Гавайи. Есть пляжи с красным песком, кораллы. Есть столбчатые скалы, вот эти «карандаши», которые все едут смотреть в Исландию. Не обязательно ехать в Японию, чтобы посмотреть рододендрон — очень красивый цветок семейства фикусов, он есть и у нас.

Человек, который много ходит, наверняка будет себя чувствовать лучше, чем тот, кто ведет сидячий образ жизни, но в долгосрочной перспективе. А какую пользу можно получить сразу же? 

Я могу вам свежий пример привести. На выходные мы выезжали в маленький населенный пункт, который называется Оленевод. Я даже не знала про этот населенный пункт и никогда там не была. Мы стараемся каждый месяц исследовать какой-то новый район, и я прочитала, что в этом поселке открылся новый Дом культуры. Даже министр культуры Приморского края туда приезжал. Почему это событие? Потому что чаще можно встретить новость о том, что что-то развалилось, а не построилось. Я позвонила директору этого Дома культуры, она говорит: «Приезжайте, у нас рядом лес, где можно ходить, есть пещеры, которые можно показать, есть колодцы исторические». И представьте: 50 человек из Владивостока едут на большом автобусе в этот Оленевод, а на месте их встречают буквально все жители поселка. Их там немного, но все они собрались около Дома культуры. Люди гордятся, что в их малюсеньком населенном пункте появилась такая точка сбора. И вот мы все вместе пошли по маршруту, нас сопровождали школьники-волонтеры, которые помогали нашим бабушкам перейти через речку. А под конец маршрута жители приготовили нам котелок чая с травами, всех напоили. Мы были абсолютно счастливы.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

«Благодаря нам люди стали лучше ориентироваться в видах редких растений и животных». Арина Севостьянова, СЭОО «Первоцвет»

Как коллеги-телевизионщики создали общественную организацию, чтобы начать честный диалог об экологии в Приморье, и уже 20 лет помогают развитию края.

«Важно заниматься с детьми — взрослых уже не исправишь». Ильес Нургалиев, «Клио»

Как инженер встретил сотрудницу музея и присоединился к ее историческому клубу, а потом стал курировать археологические проекты, вдохновлять детей на раскопки и развивать сообщество НКОшников…