Как журналист и редактор спасала животных, а потом оставила журналистику ради работы в фонде.

Светлана Сафонов вместе с Умой и Сильвой — бывшими уличными собаками. Фото: Дима Жаров / АСИ

Интервью с директором благотворительного фонда помощи животным «Дарящие надежду» — часть проекта Агентства социальной информации и Благотворительного фонда Владимира Потанина. «НКО-профи» — это цикл бесед с профессионалами некоммерческой сферы об их карьере в гражданском секторе.

«В детстве хотела иметь собственный зоопарк»

В одном из интервью вы говорили о том, что в детстве хотели работу, связанную с животными. Как вы тогда ее представляли? 

В средних классах у меня было несколько желаний: хотела быть милиционером, космонавтом, либо иметь собственный зоопарк, потому что я лет в 13 начиталась книг Джеральда Даррелла. Я очень любила животных и поняла, что это та жизнь, о которой я мечтаю. Естественно, ни то, ни другое, ни третье не произошло. Я выросла и работала журналистом и редактором почти 20 лет.

А животных спасала, кормила. Однажды мой друг, редактор из журнала «Дискавери» сказал, что им звонили представители какого-то фонда помощи животным, им нужен был редактор на сайт. Я обрадовалась и позвонила туда, потом мы встретились.

Честно говоря, эта встреча почти полностью перевернула мою жизнь, потому что я услышала о том, о чем даже не представляла — о проблемах с животными, с бездомными в частности. Это был тот пласт проблем социальных в нашей стране, о которых многие люди даже не догадываются. 

Фото: Дима Жаров / АСИ

Это был фонд «Дарящие надежду»? 

Да, конечно. 

Почему вы в итоге решили оставить журналистику?

В тот момент я все чаще и чаще задумывалась, а приносит ли реальную пользу моя работа? Когда я созвонилась с учредителями фонда и мы встретились, то проговорили три часа. Они мне рассказали об отсутствии законодательства, регулировании численности животных, о жестоких убийствах, о безответственных владельцах. Я вышла с гудящей головой. Долго шла к метро, специально длинный путем, чтобы как-то уложить в голове полученную информацию. И в тот момент поняла, что узнав все это, как раньше я теперь жить не смогу.

Постепенно я влилась в коллектив, который тогда только создался, многое еще настраивалось. Это был 2011 год. Было все интересно. Непонятно было, правильно ли мы поступаем, туда ли мы идем. Это сейчас прошло больше 10 лет, появилось много организаций, есть законы, есть поддержка общества и даже отчасти правительства. Тогда вообще все было непонятно.

Нам все время говорили: «Собаками занимаетесь? Лучше людям помогайте». Сейчас мы таких вопросов почти и не слышим. Это большой прогресс, я считаю.

У нас работают такие направления: стерилизация бездомных животных, лечение животных, попавших в беду, помощь приютам, «Ищу хозяина» — организация выставок, пристройство, «Уроки доброты» в школах, социальная реклама, взаимодействие с органами власти, участие в работе над законодательством, пропаганда гуманного и ответственного обращения.

Фото: Дима Жаров / АСИ

Без всего этого проблему бездомных животных не решить. Это с самого начала понимали наши замечательные учредители, которые создали именно в таком виде фонд. Ирина Космовская, Александра Ярмольник, Наталья Юницына и Ольга Кукунова объединились, понимая, что проблему бездомных животных в нашей стране можно решать только системно и комплексно. 

Многие журналисты уходят из медиа в некоммерческий сектор. Как вы думаете, с чем это связано?

Думаю, журналисты имеют возможность изучать жизнь со всех сторон. У меня остались друзья и коллеги-журналисты, редакторы, которые сочувствуют и нашему фонду, и другим фондам: пишут правильные статьи, приезжают, помогают, вовлекают других людей. Это нормально для любого человека — оказывать помощь тому, кто слабее, и приучать к этому других. 

Как складывалась ваша карьера в фонде?

Сначала я писала тексты на сайт: мы совместно этот сайт создавали, я придумывала рубрики. Потом все больше и больше углублялась в работу фонда.

Как я уже говорила, нужно было расширять, развивать фонд и придумывать новые акции, мероприятия, привлекать партнеров новых, чтобы дальше эта деятельность приносила больше пользы. Я стала проявлять инициативу сама, с волонтерами общаться, на акции ездила.

Постепенно я поняла, что это моя основная деятельность. Совмещать с другой работой — редактором — было очень трудно. Я сделала выбор в пользу фонда и, честно говоря, не жалею.

Да, беспокойно, сложно, было много разочарований в людях, сталкиваешься с болью и с проблемами регулярно.

Но потом ты видишь, сколько человек приходит, чтобы поделиться своим временем, своей душой, своими деньгами, своими усилиями ради того, чтобы помочь кому-то.

Фото: Дима Жаров / АСИ

Почему разочаровывались в людях?

Я видела выброшенных, покалеченных, изуродованных животных. Мы не могли сразу всем помочь, потому что животных, которые страдают от рук человека, к сожалению, гораздо больше, чем возможности быстро их куда-то определить. Приходилось отказывать кому-то, потому что не было ресурсов на это.

Но все больше и больше людей приходят, предлагают помощь. Хороших и ответственных людей гораздо больше. Времена изменились. Смотрите, как развивается некоммерческий сектор вообще: сколько разных фондов создано.

«В проблеме бездомных животных виноват человек, ему это и исправлять»

Фонд в прошлом году отпраздновал 10 лет. Как за это время изменилась сфера помощи животным? 

Наша задача как фонда — мотивировать других, чтобы они помогали. Другая задача — взаимодействовать с властями. Мы принимали активное участие в работе над законом об ответственном обращении с животными. Стараемся держать руку на пульсе для того, чтобы не упустить важное и добиться новых хороших результатов. Это главное, на мой взгляд, в нашей работе, потому что черпать чайной ложкой воду из колодца можно бесконечно.

Ситуацию нужно глобально менять и мы на этом сосредоточились. Хотя, естественно, мы продолжаем  и лечить, и стерилизовать, потому что стерилизация – это, действительно, единственный гуманный способ сохранения численности бездомных животных, как и пропаганда, и образование.

Мы написали методическое пособие по проведению «Уроков доброты» и стали его распространять в школах. К сожалению, у нас в начале пандемии сбилась вся работа. Сейчас мы вернулись, продолжаем работать. Написали заявку на грант: на большое образовательное направление.

В этом году мы запустили новый проект «Помоги соседу! Стерилизуй кошек в своем районе!». Это и стерилизация, и пропаганда стерилизации и гуманного обращения с животными одновременно. Пилот запустили в Рязанском районе Москвы. В проекте участвовали ветеринарные клиники, волонтеры и кураторы этого района. Приятно, что нас поддержала Префектура района.

За один месяц, что длился проект, мы стерилизовали 50 кошек этого района. Мы проводили встречи с местными жителями, рассказывая о важности и необходимости стерилизации.

Мы стремимся к тому, чтобы каждый человек понял, что бездомные животные не из космоса прилетели, это результат дела рук человека. Человек виновен в этом, человеку это и исправлять, но гуманным способом.

В наступающем году в этом проекте примет участие еще несколько  районов.

 С помощью наших постоянных партнеров, которые за долгие годы стали нашими друзьями, — сети магазинов «Бетховен» и компании Purina мы помогаем кормами огромному количеству приютов.

Кстати, сейчас проходит наша традиционная акция «Стань Дедом Морозом«, в которой может принять участие любой человек. Мы собираем корма и подарки приютским животным. Увы, мало кто из них встретит Новый год дома, под елочкой. Поэтому мы просим поделиться праздником, частичкой своей души, в общем, совершить новогоднее чудо.

Можно оставить корм в наших корзинах, стоящих в магазинах «Бетховен», можно передать подарки для приютов нам на склад, можно перевести пожертвования. А мы после праздников купим то, чего не хватает и отвезем в приюты. Увы, но корма в приютах нужны всегда. Так же как утеплители, миски, лекарства.

Как у вас обстоят дела с фандрайзингом? На первый взгляд кажется, что многие хотят помогать животным.

Пожертвования, к сожалению, во время пандемии сократились. У людей меньше денег, бизнес не так крепко стоит на ногах. Мы даже были вынуждены отказывать в помощи. Это очень горько.

Естественно, мы собираем пожертвования на платформах: и «Нужна помощь», и «Сбербанк Вместе». Мы проводим мероприятия, где всегда рассказываем, как нам можно пожертвовать. Через соцсети собираем средства, привлекаем компании. Размещаем рекламу, чтобы достучаться до людей, которые хотели бы помочь, но пока не знают, как. 

Фото: Дима Жаров / АСИ

Как вы объясняете компаниям, что определенное направление требует помощи? 

Мы рассказываем истории наших животных, истории спасения. Например, у нас есть проект «Спасение на дорогах»: про животных, которые попадают под колеса. Мы пытаемся его реализовать с большой автомобильной компанией. Объясняем, что эти животные — такие же жители города, как и мы с вами. Если животное пострадало, то ему нужно оказать помощь. Мы объясняем, что дорога должна быть безопасна и для людей, и для животных, если они ее переходят.

Контактируете ли вы с другими зоозащитными организациями? Может быть, существует конкуренция?

Конкуренции у нас быть не может. Что нам делить? Бездомных собак?

Я рада, что появилось много коллег, других организаций, которые работают в этой сфере. У каждого есть свои особенности, свои направления. Мы с очень многими дружим и сотрудничаем. Я считаю, что мы должны для решения глобальных проблем объединяться и помогать друг другу, только тогда мы сможем изменить ситуацию в стране. Мы уже чуть-чуть сдвинули эту глыбу и останавливаться нельзя.

Фото: Дима Жаров / АСИ

Кто-то когда-то ходил к нам, знакомился с нами, был даже нашим волонтером, а потом уходил в собственные проекты — это тоже очень приятно.

Как в целом обстоят дела с горизонтальными связями зоозащитников?

В основном каждый сам по себе. Каждый решает свои проблемы и поставленные перед ним задачи. Но когда необходимо общим фронтом выступить против несправедливости, то мы, конечно, объединяемся и это очень ценно.

Весной были попытки внедрить эвтаназию в наш закон об ответственном обращении с животными – хотя убийство животных в нашей стране запрещено, и регулирование численности бездомных животных у нас проводится через ОСВВ: отлов, стерилизацию, вакцинацию и выпуск.

Если бы такое произошло — то это откат назад в жестокость и в неэффективность. Это не только негуманно, но и дико, ни в одной цивилизованной стране мира этого нет. Извините за циничное сравнение, но даже по деньгам стерилизация дешевле и проще, чем убийство.

Если вы стерилизуете животных и выпускаете эту стаю туда, где она жила, то спокойная, вакцинированная стая не пускает на эту территорию других животных и доживает свой век.

Естественно, тут мы все встали единым фронтом. Наш фонд проводил пресс-конференцию, мы и наши коллеги собирали подписи, подписывали петиции. Мы все вместе поднялись и отстояли этот вопрос. Нас всех заверили, что никогда ни при каких условиях возврата к эвтаназии не будет. Вот пример того, как мы вместе можем работать. 

Как вы продвигаете идею ответственности владельцев животных? Сейчас не все довольны тем, что кота из приюта нужно кормить специальным кормом и ставить ради него сетки «антикот» на окна.

Правильно, так и должно быть. Через нас проходит огромное количество животных. Статистика говорит, что если в многоквартирном доме нет сеток, то кошки там падают и разбиваются. А потом такие владельцы звонят в наш фонд и спрашивают, что делать.

Ты несешь за это живое существо ответственность — такую же, по сути, как за себя. Никто не предлагает кормить его из золотой чашки и поставить ему золотой горшок, еда должна быть по бюджету, но правильной и сбалансированной.

Фото: Дима Жаров / АСИ

Когда мы проводим выставки-пристройство, мы, как и другие наши коллеги, отдаем животных только по договору. Если нам при собеседовании с потенциальным владельцем что-то не нравится, мы не отдаем. Почему? Потому что мы спасаем это животное с улицы после того, как оно уже пострадало от рук человека. Выброшенные, забытые на даче, покалеченные. В них вкладывается много сил, души, времени и денег. И отдать его туда, где он снова вернется на улицу или погибнет? Поэтому, передав его в новую семью, мы должны быть уверены, что с этим животным будут хорошо обращаться.  

Как вы считаете, нужно ли законодательно регулировать разведение животных дома, на продажу?

Конечно, нужно. Мы боролись за то, чтобы внести в закон именно этот вопрос. Пока нам не удалось его отстоять, но мы не успокаиваемся. Потому что треть бездомных животных на улице оказываются благодаря «разведенцам». Это не заводчики, это люди, которые в маленьких тесных квартирах ставят много-много клеток и разводят породистых животных, а потом продают на «Авито» за три рубля, чтобы купить себе новые сапоги. Это страшно.

Этих бедолаг покупают, а потом выбрасывают, потому что игрушка надоела или не оправдала ожидания.

А разведенцы экономят на всем. Они порой даже не вызывают для помощи врача, если что-то происходит не так во время родов. Естественно, вредят кошке или собаке, а потом выбрасывают. Считаю их действия  аморальными.

Конечно, должно быть обязательно регулирование. Предлагаем временно остановить это разведение, ввести квоту. Да, мы понимаем, что это бизнес и человек должен платить налоги. Он должен быть зарегистрирован, должна быть квота на то, сколько ты будешь производить этих породистых животных и как ты будешь их пристраивать, продавать. Борьба идет очень медленно. Пока нам удалось только сейчас договориться, например, с РКФ (Российская кинологическая федерация — прим.АСИ), о сотрудничестве. Я надеюсь, что мы сможем договориться о каких-то более действенных шагах.

Фото: Дима Жаров / АСИ

Я знаю заводчиков, которые берегут породу. Я знаю, как тщательно они отслеживают здоровье своих питомцев, пылинки сдувают. Они тоже продают, но в проверенные руки, не кому попало: для того чтобы иметь возможность отслеживать судьбу своих питомцев, чтобы эта порода сохранялась.

А последствия работы «разведенцев» и безответственных владельцев — это переполненные спасенными животными команды помощи различным породам — кошкам и собакам. Они задыхаются от такого количества выброшенных йорков, хаски, лабрадоров, мейнкунов. 

«НКО должны искать точки соприкосновения»

Как вы видите развитие организации в ближайшем будущем? Какие, например, программы собираетесь открыть?

Как я уже упоминала, мы хотим расширить направление стерилизации. Мы будем работать над тем, чтобы наша методичка по «Урокам доброты» была в каждой школе.

Плюс, мы хотим разрабатывать совместные проекты с организациями культуры — театрами, кинотеатрами, музеями. Нам нужно расширять аудиторию. 

Еще мы развиваем потихонечку работу с владельцами. Пишем статьи для владельцев, обучаем, что нужно делать, чтобы жить долго и счастливо со своим питомцем.

Воспитание собаки и кошки — это хорошо, но приходится воспитывать и владельца. Не прессинговать его, а именно объяснять.

Люди с удовольствием откликаются, потому что действительно многого не знают. У нас есть специалисты, которые помогают: это фелинологи, зоопсихологи. Мы всегда оказываем любую консультативную помощь. Считаем, что это очень правильно и нужно.

Очень хочется дожить до тех времен, когда нашему фонду нечего будет делать. Я надеюсь, что когда-нибудь это произойдет.  

Фото: Дима Жаров / АСИ

Расскажите о ваших планах в некоммерческом секторе? 

У меня много планов, но я не хотела бы их открывать. Работы впереди много.  

Что вы хотели бы пожелать людям, которые хотели бы прийти в НКО и конкретно в зоозащитную сферу?

Я бы им сказала: «Приходите, мы очень вас всех ждем». Не только наш фонд, но и любая другая некоммерческая организация.

Я плачу каждый раз, когда вижу, как, например, на выставке берут кошку или собаку, а потом благодарят волонтеров за то, что новый член семьи сделал их счастливее. 

Я хочу сказать, что работа в некоммерческом секторе при любых условиях приносит положительные эмоции, потому что ты понимаешь, ради чего ты это делаешь. И, когда ты видишь результат, открывается второе дыхание.

Но нам всегда не хватает рук: волонтерских. 

Мы всегда открыты для предложений. Я считаю, что здорово, когда объединяются НКО разных направлений. Мы в этом году попробовали два проекта. Сажали деревья вместе с «эковиками»: выезжали полным составом в Подмосковье и посадили 6 тыс. елок, по-моему. А потом они к нам приходили, приезжали на выставки, на наши мероприятия, помогали с нашими животными.

Недавно мы провели свою традиционную «Елку дарящих надежду» — выставку приютских животных. И туда, среди традиционных партнеров, пригласили представителей благотворительного фонда «Благо дари миру», который работает с пожилыми людьми. Так вот, бабушки, подопечные этого фонда, связали варежки и носочки для ярмарки на нашей елке. Мы реализовали эту теплую и душевную продукцию за пожертвования, тем самым помогли и бабушкам, и животным. И это было очень приятно.

Мне кажется, что в будущем году НКО должны искать точки соприкосновения и обмениваться аудиториями, потому что те, кто помогает животным, неравнодушны к проблемам людей. А те, кто помогает людям, неравнодушны к проблемам животных, и всегда можно сделать что-то совместное, чтобы больше помочь и тем, и другим. 

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Услуги организаций

Благотворительный фонд «Благо дари миру» организует экскурсии, фестивали, фотосессии и праздники для людей с инвалидностью, обучает волонтеров в Школе инклюзивного волонтерства, создал школу профессиональной перезагрузки для мам детей с инвалидностью.

Рекомендуем