Как Удмуртия стала инвестиционно привлекательным регионом благодаря проектам НКО из малых городов и сел.

Стажировка для победителей исторического конкурса в удмуртском ДондыДоре. Фото: https://vk.com/dondydor

Удмуртская Республика входит в топ рейтингов по привлечению федеральных грантовых денег на социальные проекты, а ее активное сотрудничество с финансовыми донорами помогает развивать малые территории.

Какое участие в этом принимают НКО, Агентству социальной информации рассказали министр культуры Удмуртской Республики Владимир Соловьев и министр по физической культуре, спорту и молодежной политике Удмуртской Республики Александр Варшавский.

Почему вы читаете этот текст

Текст — часть спецпроекта «Люди места», посвященного 10-летию Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко. Раз в месяц Агентство социальной информации рассказывает об одной из программ фонда, с помощью экспертов и авторов проектов подводя итоги работы и анализируя эволюцию программы.

Мы рассказываем самые интересные истории людей, которые придумали способ изменить деревню, село или район вокруг себя через культуру, проекты для старшего поколения, поддержку родительства или массовый спорт, и описываем технологии, которые можно тиражировать как на уровне организаций и ресурсных центров, так и в масштабе целых регионов.

Владимир Михайлович, как развиваются малые территории Удмуртии с помощью НКО?

Начну с того, что в республике почти две трети населения живут не в столице, а в малых городах и сельских населенных пунктах. У этих людей есть работа на местах, им не нужно ехать в город, они остаются в деревнях, заводят семьи, строят дома. Однако, мы понимаем, что не хлебом единым сыт человек: помимо работы каждой семье нужны развлечения по интересам. Поэтому мы строим сельские дома культуры, по возможности ремонтируем старые и решаем кадровые вопросы.

Чтобы приблизить условия жизни сельских жителей к городским, мы совместно с Фондом Тимченко стараемся вовлечь население в разные проекты, даем возможность им реализовать новые идеи, поддерживаем финансами, обучаем. В 2020-2021 годах провели несколько семинаров — как раз для того чтобы молодые люди не отставали от жизни и могли быть конкурентоспособными в третьем секторе.

После такого обучения они создают общественные организации, которые ведут активную проектную работу, участвуют во всех доступных грантовых конкурсах, начиная с президентского и заканчивая региональным бюджетированием инициатив.

Ежегодно Министерство культуры республики оказывает поддержку разным НКО. С 2019 года в рамках национального конкурса «Культура» ежегодно выделяется 1 млн рублей. Каждая НКО, участвующая в конкурсе, может получить до 200 тыс. рублей. 

Кому в вашем регионе чаще всего помогают НКО?

Здесь разные категории. Это и ветераны, малообеспеченные и многодетные семьи. Мы понимаем важность поддержки этих людей, и общественные организации включаются в этот процесс. Активно помогают людям с инвалидностью.

Инициируют эту работу именно некоммерческие организации. Государство только помогает: ресурсами, деньгами, помогает это устроить. Но такая работа — пример того, что от понимания и выстроенного диалога получается что-то полезное, интересное и важное. Я сам родился и вырос в деревне, и для меня кажется очень важной такая возможность проявить себя.

Владимир Соловьев. Фото: пресс-служба правительства Удмуртской Республики

Какими проблемами занимаются самые развитые организации и в каких сферах их больше всего? 

В сфере культуры постоянно создаются новые НКО. Популярные направления в целом по региону — организация досуга, культурная деятельность. Много инициатив по спорту, строятся спортивные площадки. И, если говорить о спорте, то это еще совмещается с благоустройством территории.

Каждый проект, поддержанный Минкультом Удмуртии, рассчитан на решение определенных задач на местах. Например, в Игринском районе активные бабушки, ветераны труда, попросили купить им шерстобитку — станок для расчесывания шерсти и пуха. Теперь они вяжут варежки и носочки, которые потом дарят детям из детских домов. При этом они не ограничиваются своим районом.

Волонтерство и спорт

Александр Ильич, расскажите о поддержке некоммерческих организаций на региональном уровне: какая существует система грантов и субсидий от правительства для спортивных НКО? Как их поддерживают частные доноры из региона и извне? И каков принцип поддержки — финансирование проектов или поддержка текущей деятельности?

Главный бренд любительского спорта в Удмуртии «Калашников Спорт». В 2020 году для развития этого направления была создана некоммерческая организация «Оператор спортивных стартов Удмуртии». Ежегодно она получает субсидию из бюджета на проведение любительских стартов (2020 11,6 млн рублей, 2021 12,6 млн рублей, план на 2022 14 млн рублей) и спонсорские средства (2020 7,5 млн рублей, 2021 4,4 млн рублей). 

Активно поддерживаются некоммерческие организации, развивающие детский дворовый хоккей. Здесь главный проект турнир Калашникова, [участвуют] полторы тысячи детей из разных городов и районов республики. Благодаря партнерам и спонсорам строим хоккейные коробки, ледовые арены.

Все спортсмены обеспечены экипировкой – от тренировочных костюмов до профессиональной хоккейной формы. Они часто встречаются с известными спортсменами, участвуют в мастер-классах, тренировках с профессионалами.

Александр Варшавский. Фото: пресс-служба правительства Удмуртской Республики

Хотелось бы отметить уникальность АНО «Спортивно-адаптивная школа Удмуртской Республики по паралимпийским и сурдлимпийским видам спорта». Это единственное учреждение, которое готовит спортсменов с нарушениями опорно-двигательного аппарата, инвалидностью по слуху и по зрению, реализует массовые проекты для детей с ОВЗ – «Лыжи мечты». В 2021 году организация получила 1077,7 тыс. рублей, в том числе 872,9 тыс. рублей за счет средств федерального бюджета.

Эти средства были направлены на приобретение спортивного инвентаря и оборудования. Спортивной школе был передан стадион «Локомотив» в Ижевске. 

Есть ли примеры долгосрочного партнерства правительства и НКО по решению социальных проблем в регионе? 

Самое известное и распространенное это взаимодействие с филиалами федеральных НКО, таких как Всероссийское общество инвалидов, чьи местные отделения есть в каждом районе. Они получают субсидии от государства и сами добывают деньги через услуги, гранты и другие источники.

Большинство НКО живут проектами и поддержку получают на короткие сроки их реализации. Но если сложить все субсидии, то можно увидеть, что это уже похоже на длительное сотрудничество и партнерство. 

К примеру, в 2018 году на территории региона насчитывалось чуть более 10 тысяч добровольцев, в 2021 году их уже 40 тысяч человек. А к 2025 году мы должны достичь показателя в 113,2 тысяч граждан, вовлеченных в занятия добровольчеством. Это можно сделать только в коллаборации с ведущими волонтерскими проектами, такими как, например, «Волонтеры-медики». 

Есть ли в республике примеры, когда проекты НКО, в том числе на малых территориях, однажды поддержанные государством либо частными донорами, потом выросли и стали сами продвигать регион? 

Вообще, Удмуртия входит в топ рейтингов по привлечению федеральных грантовых денег на различные социальные проекты. Благодаря этому на социальные вопросы тратятся значительно большие суммы, нежели могут себе позволить не только муниципальные бюджеты, но и региональный.

Ижевск. Фото: Руслан Кривобок / РИА Новости

Почти в каждом районе, не говоря уже о городах, есть привлекательные для партнеров проекты. Например, в Игринском районе из разрозненных когда-то инициатив уже вырисовывается туристический кластер, который привлекает не только туристов, но и бизнес.

«Культурная мозаика» и ресурсные центры

Владимир Михайлович, в 2020 году в республике началась программа «Культурная мозаика Удмуртии», финансируемая из регионального бюджета и реализуемая в партнерстве. Это первый случай для Фонда Тимченко и в целом один из первых случаев в стране, когда практика частного фонда масштабируется на целый регион. Какие результаты она дала за год? 

Основное направление программы — развитие сельских территорий с помощью культурных и социокультурных инициатив. Неслучайно 2021 год в Удмуртии был объявлен Годом села, правительство республики в это время старалось уделить больше внимания развитию гражданских инициатив в малых населенных пунктах. 

На реализацию программы «Культурная мозаика Удмуртской Республики» в 2020 году Фондом Тимченко выделено 11,5 млн рублей, а в 2021-м — 4,08 млн рублей. Благодаря активному участию НКО в регион удалось привлечь за два года более 15 млн рублей.

Победителями первого года «Культурной мозаики Удмуртской Республики» стали 35 проектов из Можги, Камбарки, Воткинского, Ярского, Сарапульского, Кизнерского, Кезского районов. Средняя сумма гранта на реализацию каждого из них составила 268 тыс. рублей.

Глава Удмуртии Александр Бречалов и председатель Наблюдательного совета Фонда Тимченко Ксения Франк. Фото: Эдуард Карипов

Среди победителей — фестиваль по робототехнике, инклюзивные мастерские, программы семейного изучения удмуртского языка, передвижные выставки, музыкальные лаборатории с народными инструментами, инициативы по созданию ресурсных центров и музейные проекты. Помимо экспертной и финансовой поддержки, команды-победители смогут пройти обучение и стажировку в культурных центрах других регионов.

«Культурная мозаика Удмуртии» работает по принципу «воронки» и рассчитана на четыре года. Первый год — 2020-2021 г. — реализация проектов, набор опыта и компетенций в проектной работе. На второй год — 2021-2022 — планируется развитие партнерской сети на территориях через реализацию социокультурных проектов. Третий и четвертый — создание экспертного сообщества на территориях и развитие центров социокультурного развития для поддержки местных инициатив, соответственно.

Удалось ли уже вырастить благодаря Фонду Тимченко и другим донорам ресурсные центры, точки роста, которые тянут за собой другие НКО и сообщества?

Обучающие семинары, которые организовывал Фонд Тимченко, на мой взгляд, ценнее реализации «обычных» проектов. Когда люди обучаются — перед ними открываются горизонты возможностей, появляются новые идеи. Создается группа активных людей из разных муниципальных образований, из разных деревень, они находят возможности, которые можно реализовать в республике. 

Я из своего жизненного опыта могу сказать, что теория — это одно, но когда люди видят своими глазами результат своей проектной деятельности, тогда немного по-другому к этим вещам начинают относиться. Более ответственно и серьезно, начинают работать на перспективу.

Например, активист Евгений Баженов из Глазовского района. Он создал автономную некоммерческую организацию «Ресурсно-информационный центр «ДондыДор», основная цель которой — распространение опыта социокультурного проектирования, социального предпринимательства и благотворительности. Центр «ДондыДор» сегодня узнаваем и за пределами республики. А Евгений стал общественным лидером, теперь работает в администрации Глазовского района.

Каким бы вы хотели видеть НКО-сектор на малых территориях в регионе?

Активности им не занимать. Чего бы хотелось, конечно, мне как руководителю ведомства сегодня и, наверное, чего хочется им — чтобы НКО могли получить поддержку со стороны государства более легким способом, так сказать, в упрощенном варианте.

Но с другой стороны, я понимаю, что в любом случае будет конкуренция и конкурсный отбор, и это правильно, потому что только так можно развиваться дальше и предоставлять качественные услуги.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем