Как скромный мальчик с инвалидностью стал гордостью школы, осужденные подростки начали отказываться от криминала, а бывшие сироты поженились, и причем тут спорт? АСИ собрало вдохновляющие истории о том, почему игра на поле – это больше, чем хобби.

Фото: Александр Карпенко / Фотобанк Лори

Коммуникабельность, гибкость, умение вести переговоры и принимать решения – эти и другие навыки вошли в ТОП-10 востребованных умений в 2020 году. Таким навыкам нельзя научиться на одном тренинге или курсе: они закладываются в детстве и развиваются в течение всей жизни.

76%
опрошенных экспертов рынка считают ответственность одним из самых востребованных навыков в работе

Один из способов их развить – заняться спортом. Во время тренировок человек учится анализировать проблемы, работать над ошибками, преодолевать страх и находит общий язык с членами команды: без этого не одержать победы.

Но если для большинства – это просто дополнительные навыки, для некоторых они критически важны. Корреспондент АСИ собрал три истории о том, как спорт не просто научил новому, но изменил жизнь к лучшему.

Начать с чистого листа

По данным Судебного департамента при Верховном суде, за 2020 год осуждено более 14 тыс. несовершеннолетних. Отрыв от реального мира, закрытость колоний и отсутствие индивидуального подхода лишь закрепляют негативный опыт. В итоге многих подростков затягивает криминал и вскоре они возвращаются, но уже во взрослые колонии.

«Мы думали, что сделать эффективного, чтобы это поменяло систему ресоциализации в целом. Ведь главная задача воспитательных колоний – вернуть в общество полноценного человека. А с этим справиться можно только в том случае, если свобода его не опьянит», – объясняет Евгений Иванов, директор по развитию ФК «Тотем».

Тогда футбольный клуб «Тотем» вместе с ФСИН придумали проект «Начни с чистого листа». Иванов отмечает: концепцию разрабатывали с нуля, похожих проектов не видели ни в России, ни за рубежом.

Фото: Chaos Soccer Gear / Unsplash

Команда клуба приезжала в исправительную колонию и проводила несколько дней с заключенными. Главная особенность в том, что игроки «Тотема» – это не взрослые, а такие же подростки, дети-сироты. Общение строилось по принципу «равный – равному». Это не попытка навязать свысока «правильный» стиль жизни, а объяснить, что не поздно изменить будущее.

Но кроме положительного примера, подростки из колоний также видят другую модель общения. Даже если они не заинтересуются спортом, после освобождения им будет легче вернуться в общество, считает Иванов.

«Они не будут чураться других людей, будут говорить с ними на одном языке. И главное, не будет такого, что «сорвало» голову от резкой свободы. Они должны ощущать, что есть другая жизнь, и готовиться к ней», – говорит директор по развитию «Тотема».

За 2021 год команда «Тотема» посетила колонии в восьми регионах: Белгородской, Ленинградской, Московской, Новосибирской, Свердловской, Томской областях, Удмуртии и Краснодарском крае.

В «Тотеме» отмечают: главная задача проекта – поменять ситуацию всерьез и надолго, а не просто провести разовые матчи. В течение года сотрудники знакомились с региональными НКО, рассказывали им о проекте и искали тех, кто «подхватил» бы продолжение истории.

Например, Ресурсный центр «Согласие» внедряет практики медиации в Томской воспитательной колонии. Центр поддержки инициатив в области семьи «Урал» учит оступившихся подростков работать с гневом и стрессом, чтобы избежать нарушения закона в будущем.

Открыть в себе новое

Следж-хоккей пришел в Россию в конце 2000-х: первую команду с игроками на санях сформировали в 2008 году в Ижевске. Уже спустя шесть лет, на паралимпийских играх в Сочи, российские следж-хоккеисты завоевали серебро.

Была и детская следж-хоккейная команда «Ладога»: в нее отбирали детей, которые могли бы пополнить взрослые команды в будущем. В 2015 году для «Ладоги» организовали выезд на турнир в Канаду. Вместе с командой поехала организатор – Анастасия Барадачёва. Там она увидела другой подход к детскому следж-хоккею и решила повторить его в России.

Фото: Дима Жаров / АСИ

Так в 2015 году появилась Детская следж-хоккейная лига, которую возглавила Барадачёва. В лиге отказались от отбора в команды, на лед выходят не столько ради побед и медалей, сколько для общения и возможности научиться чему-то новому.

«В следж-хоккее все связано с коммуникацией, один на льду не воин. Надо быть дисциплинированным: слушать тренера, изучать тактику игры. А еще хоккей – это про ответственность: тут ты учишься отвечать за всю команду», – говорит Барадачёва.

Особая роль у капитана команды. В отличие от обычного хоккея, лидер должен понимать, что не все спортсмены могут играть на одном уровне. «Давить» сверху не получится: нужно мотивировать, вести за собой и подбадривать. Решение конфликтов между другими игроками, помощь новичкам и поддержка в случае проигрыша – тоже работа капитана.

«Стас Барыкин – бывший капитан «Ладоги». Он был скромным, замкнутым, в школе не очень складывалось. Но благодаря тренировкам у него начала сильно меняться жизнь. Когда он пришел и сказал, что занимается хоккеем, его начали и воспринимать по-другому. Не так, что «вот у нас мальчик-инвалид». Одноклассники стали подходить, интересоваться. И даже как-то при всех на одном из праздников директор школы поздравил», – вспоминает Анастасия Барадачёва.

Барыкин уже закончил школу и играет в составе сборной России по следж-хоккею. Недавно сборная выиграла три раза подряд на турнире в Чехии и сейчас готовится к Паралимпийским играм в Пекине.

Но, как и любой спорт, следж-хоккей требует много сил, сноровки и выносливости. Чтобы развить эти навыки, спортсменам на санях требуется больше времени, чем простым хоккеистам. Но при регулярных тренировках навыки закрепляются: кто-то учится лучше держать предметы, другие – самостоятельно одеваться.

«Недавно мама одного из наших хоккеистов выложила сторис о том, что ее сын наконец-то сам впервые смог надеть экипировку. Он не пропускал занятий, регулярно тренировался и смог – спустя три года. И вот теперь он наконец может самостоятельно одеться, выйти на лед, пристегнуться, взять клюшку и поехать к тренеру», – рассказывает Барадачёва.

Сейчас организация занимается не только следж-хоккеем: еще есть специальный хоккей, хоккей для глухих и незрячих. Поэтому в октябре 2021 года учредители переименовали лигу в Федерацию адаптивного хоккея.

Найти новый смысл

В российских учреждениях для детей-сирот живет около 37 тыс. воспитанников. По разным данным, от 75 до 90% из них не могут адаптироваться к самостоятельной жизни после выпуска из детского дома. Большинство сталкиваются с трудностями в обучении, общении со сверстниками и поиске работы.

«Я вижу две основные проблемы. Первая – иждивенчество: многие привыкли к тому, что государство за них платит, им все достается бесплатно, спонсоры заваливают подарками. И к 18 годам они уже привыкают к приспособленческому образу жизни. Вторая – немотивированность. Если для ребенка, который живет в семье, съездить на море – радость, то для таких детей это обыденность: его вывозят туда каждый год без спроса, пока в детском доме идет ремонт», – рассуждает Григорий Красных, руководитель программы «Больше, чем спорт».

Идея помогать выпускникам детских домов через футбол появилась в 2016 году. Тогда Красных организовал любительский футбольный клуб «Добряки». В состав вошли выпускники реабилитационного центра, с которыми Григорий познакомился во время собственной реабилитации. Команда ездила в колонии для малолетних, рассказывала свои личные истории и продвигала спорт.

Одновременно с этим Красных стал наставником в петербургской организации «Пристань»: жил на тренировочной квартире с подопечными и помогал им привыкать к обычной жизни. Организовал несколько совместных матчей «Добряков» и подопечных «Пристани». А уже в 2018 появилась совместная программа «Больше, чем футбол».

Раз в неделю наставники и подопечные собираются в штаб-квартире. Готовят, убираются, учатся другим бытовым навыкам. А еще с наставниками можно поделиться переживаниями, попросить совета или просто обсудить важные новости – так дети учатся находить общий язык и доверять другим.

«У нас есть десять заповедей, которые мы написали. У нас не матерятся, не курят, уважают друг друга. Если происходит какой-то спорный момент, мы взяли за правило, что уступаем. Сейчас мы эти правила уже не объясняем: старшие дети сами объясняют новеньким и транслируют эти ценности», – отмечает Григорий Красных.

Когда кому-то из участников исполняется 18 лет, он начинает оплачивать тренировки. Сумма условная – 200 рублей – но так выпускники привыкают к тому, что должны обеспечивать себя сами и учатся самостоятельности. А еще они помогают в организации мероприятий для других детей и сами становятся наставниками – многих это мотивирует оставаться в проекте.

В 2020 году программу переименовали в «Больше, чем спорт»: появились тренировки по волейболу и фехтованию. Теперь в занятиях могут участвовать не только парни, но и девушки. И даже появился неожиданный социальный эффект:

«У нас за год сформировалось три пары, и одна в этом году уже сыграла свадьбу. Я на следующий год в шутку ставлю для себя KPI: пять пар. Вот такая вышла площадка для выстраивания отношений», – говорит Григорий.

Чем еще полезен спорт

С 2014 года петербургская организация «Мята» помогает детям из сиротских учреждений и кризисных семей заниматься спортом. НКО оплачивает тренировки и покупает весь необходимый инвентарь, а на занятия с детьми ходят волонтеры.

Подопечные «Мяты» занимаются плаванием, хоккеем, баскетболом, тхэквондо, теннисом. Но самое популярное направление – это футбол. «Активные виды спорта развивают важный навык ребят — это работа в команде. На тренировках они могут познакомиться с другими детьми и тем самым расширить свой круг общения», – объясняют в организации.

Фото: Edgar Chaparro / Unsplash

В 2020 году «Насилию.нет» (признан НКО-иностранным агентом) организовали курс по самообороне для женщин, столкнувшихся с насилием. Тренировки проводила Лия Панцалашвили, первая в России эксперт по израильской технике рукопашного боя и самообороны крав-мага KMG.

На таких занятиях девушки не только учились приемам самообороны и прокачивали физические навыки. Панцалашвили объясняла, как чувствовать себя увереннее и психологически справляться с насилием.

«Тренировки помогают выйти из роли жертвы, приобрести чувство контроля над жизнью и научиться держать удар. Никогда не думала, что психика и физика настолько связаны», – говорила одна из участниц курса после его завершения.

В 2021 году в Севастополе начались тренировки по программе «Вместе с мамой верь в себя» – это продолжение проекта адаптивного скалолазания «Верь в себя». Все занятия проходят по авторской методике Михаила Сапарова, тренера с инвалидностью и двукратного чемпиона мира по адаптивному скалолазанию.

«Особым детям скалолазание полезно в первую очередь потому, что им надо научиться быть самостоятельными. Когда ребенок на скалодроме, он принимает решение самостоятельно: проходит трудный участок, действует, и это очень важно в первую очередь для него самого», – объяснял Сапаров.

Больше новостей некоммерческого сектора в телеграм-канале АСИ. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Услуги организаций

Центр «Насилию.нет» предоставляет информацию людям, столкнувшимся с проблемой домашнего насилия, в том числе координаты кризисных центров, есть мобильное приложение с тревожной кнопкой. Центр развивает консультирование жертв домашнего насилия и разрабатывает программу помощи агрессорам.

Некоммерческая организация «Детская следж-хоккейная лига» проводит тренировки и соревнования по следж-хоккею, хоккею для незрячих, специальному хоккею для людей с ментальными особенностями, организует ежегодные спортивный летний лагерь.

Рекомендуем

ЦСКА научит детей-сирот и детей с ограниченными возможностями играть в футбол

Профессиональный футбольный клуб ЦСКА и Благотворительный фонд «Милосердие» запустили совместный проект в рамках благотворительной программы «Путь добра – российский спорт детям». Воспитанники детских домов будут…

Герои чужого детства

20 ноября отмечается Всемирный день ребенка. Только в Москве детям помогают около полутора тысяч НКО. АСИ рассказывает о пяти из них.