Как обидный «удар дзюдо» может подтолкнуть к занятиям самбо, куда пойти, если «нет данных», и как попасть в физкультурный по счастливой случайности.

Фото: Photoholgic / Unsplash

Корреспондент АСИ собрал истории людей, которым спорт помог встать на ноги, и проектов, которые поддержат, когда нет денег на экипировку.

Самбо вместо «удара дзюдо»

У Антона Руданова было заурядное детство: город Уссурийск на окраине страны, мама-педагог и пьющий отец. Вокруг — сложная экономическая обстановка 90-х годов.

Сейчас Антон — мастер спорта РФ, мотивационный спикер, бизнесмен, соучредитель благотворительного фонда «Я расту со спортом». Фонд открывает спортивные залы по всей стране, чтобы дети из малообеспеченных семей могли заниматься единоборствами.

Сам Руданов начал заниматься спортом в шесть лет, когда поехал в Москву к бабушке.

«Когда я еще был в Уссурийске, как-то раз во дворе ко мне подбежал один мальчишка, ударил в живот и сказал: «Удар дзюдо!». Было больно и обидно, поэтому первое, что я сделал, когда приехал в Москву, это попросил бабушку записать меня на дзюдо», — вспоминает Антон.

В местной детско-юношеской школе дзюдо не оказалось, предложили самбо.

Занятия сильно повлияли на формирование его личности, говорит Антон. В его жизни было «очень мало отца», поэтому первый тренер по самбо буквально заменил его, дал пример честного и ответственного мужчины.

Тренер был мастером спорта СССР по самбо, вольной борьбе и шахматам. Он показывал беспроигрышную игру на 24 досках и заодно то, что борец – это не только про физическую подготовку, но и про интеллект.

В детстве у Антона часто не было возможности купить экипировку для занятий, оплатить поездку на соревнования, семья была достаточно бедной. Тогда на помощь ему и нескольким таким же детям (Антон отмечает – «безотцовщине») приходил тренер.

«Его уже давно нет в живых, но он для меня до сих пор остается примером порядочности, скромности и результата», — говорит Антон.

Фото: Joshua Jamias / Unsplash

В подростковом возрасте Руданов на несколько лет приостанавливал занятия спортом из-за семейных трудностей. Но в 18 лет вернулся и стал резидентом одного андеграундного бойцовского клуба, на тот момент популярного в Москве. Потом он занимался тайским боксом и джиу-джитсу. Так спорт остался с ним на всю жизнь. В момент нашего разговора по телефону он едет на тренировку.  

«Если бы я не уехал из Уссурийска и не занялся спортом, ничего хорошего бы не было точно. Социум все-таки сильно влияет на формирование человека, его амбиции и цели, желания и побуждения», — рассуждает Антон.

В его родном городе, по его словам, приземленный уровень устремлений и вездесущий алкоголь, ощущение пустоты и безысходности. 

Пять лет назад Антон познакомился с Мирославом Смирновым, президентом фонда «Я расту со спортом». Мирослав попросил его записать видеообращение с призывом помочь в открытии спортивного зала. И это «совпало с его запросом». Ему хотелось отойти от «ситуативной благотворительности», которой он до этого много занимался. Адресно собирал средства на реабилитацию детей, отправлял детей из детских домов на море, привозил подарки.

«Мирослав рассказал, что они открывают залы в детских домах, домах-интернатах и других проблемных учреждениях. Мне это очень откликнулось и вместе мы собрали средства на девятый зал в Уфе», — вспоминает Руданов.

С тех пор они работают вместе: в конце августа откроется 73-й по счету зал, но уже не в детском доме, а в доме культуры в Подмосковье, где на четыре школы нет ни одной работающей секции.

Залы фонда «Я расту со спортом» за пять лет его работы появились в 43 городах России. Это помогло более 21 тыс. детей, среди которых к профессиональному спорту стремятся более 2,5 тыс.

«Щупленький» из Мыса

Дмитрий Баев родился в Тюмени. Когда ему было два года, родители разошлись, он остался с матерью. Девяностые, которые он застал ребенком, для его семьи тоже были тяжелым временем.

«Жили, ну…Не сильно хорошо. Я каждое лето ездил к бабушке в деревню за сто километров от Тюмени, чтобы маме было полегче. Помогал по огороду и саду. А по осени мог что-то привезти домой из деревни. Картошку, например, морковку, и все остальное», — вспоминает Дмитрий.

Он жил «на Мысу» — в поселке Мыс, отдаленном, но все же входящим в состав города районе. Район был неблагоприятный. Когда Дмитрия спрашивали, где он живет, он описывал это место так: «Вот есть там три человека от 14 лет и старше, двое из них обязательно с уголовным прошлым». Его самого уголовные дела миновали.

Дмитрий закончил девять классов и пошел учиться на строителя в политехнический колледж. Хотел ли действительно быть строителем, не знает. Сразу после колледжа он проработал лето и ушел в армию.

Отслужив год в президентском полку, Дмитрий вернулся и устроился на работу рекрутером.

В юности Баев всегда был «щупленьким»: очень высоким и худым. При росте 184 см весил обычно 62-64 кг. Из-за этого его обзывали во дворе, дело доходило до драк.

«Какой-то комплекс, кажется, у меня развился из-за этого. С 14 лет я пытался ходить в тренажерный зал, но с деньгами было не все хорошо. Поэтому мы бесплатно пускаем на занятия детей из малообеспеченных семей и стараемся привить им любовь к спорту», — говорит он.

В школьные годы Дмитрий пробовал ходить на бесплатные школьные кружки. На одну тренировку пришел, на вторую.

На третьей что тренер по волейболу, что тренер «по гирям» сказали: слушай, у тебя никаких данных нет, ты худой и высокий, ты только мешаешь. Так что давай-ка больше не приходи сюда, я с тобой мучиться не буду, мне отдельно за это не заплатят.

Тогда, по словам Дмитрия, бесплатно занимались с детьми, которые могут что-то показать, а других даже не пытались вытащить из проблемной ситуации и их комплексов. Ему пришлось немного поработать летом и скопить на абонемент в тренажерный зал.

Во время работы рекрутером Дмитрия отправили в командировку в Москву – компания открывала новый филиал. В столице он познакомился с кроссфитом – спортом в тот момент малоизвестным и непонятным.

«На занимающихся еще смотрели, как на ненормальных: вот он тут подтягивается, тут штангу делает, потом куда-то побежал, опять схватил скакалку. Все привыкли к стандартным движениям из качалки: жим, присед, тяга», — рассказывает он.

Фото: Victor Freitas / Unsplash

Тогда он стал задумываться над открытием своего зала, в котором можно было бы заниматься кроссфитом. По его мнению, занятия этим спортом помогают в жизни: и пакеты на восьмой этаж поднимешь, и через забор перелезешь, и в гору взберешься.

Зал он в итоге открыл, называется «Нефть». Туда среди прочих ходят дети из проекта «Путевка в жизнь» общественной организации «Тюменский региональный совет местного самоуправления». С 2019 года в проекте устраивают бесплатные тренировки для детей из малоимущих семей.

Когда Дмитрию позвонили из проекта и объяснили ситуацию, он ответил: «Вообще без проблем».

«Я ведь сталкивался с ситуацией, когда тренер говорит, что ты здесь не нужен, что ты слишком слабый, а учить тебя никому не надо. А ведь тренер — это наставник.

Так я вспоминал себя, вспомнил, как хотел ходить заниматься куда-то в хорошее место, где на тебя не все равно. Вспомнил и понял, что эти ребята в том же положении, что был и я», — заключает он.

Фото из личного архива Дмитрия Баева

Сначала — чай и слезы, потом — штанга

Диана Шамсеева – выпускница жилой программы петербургской организации «Пристань», которая поддерживает выпускников сиротских учреждений. В «Пристань» ее привела подруга, когда Диана в 19 лет потеряла маму и жить ей после коррекционного интерната стало негде.

Диана не хочет вспоминать детство, но рассказывает, что мечтала стать актрисой – нравился процесс игры на сцене. Спорт, несмотря на диагноз ДЦП, сопровождал Диану всю жизнь.

Фото из личного архива Дианы Шамсеевой

Когда «Пристань» дала Диане крышу над головой, произошла неслучайная случайность. Вместе с психологом организации Натальей она ездила по делам за город, день выдался тяжелым и долгим. Когда они возвращались, в метро к Наталье подошел мужчина и спросил, ее ли эта девочка. Наталья ответила: моя, но помогать не нужно, она справится сама.

Мужчина отдал визитку и сказал, что хочет забрать Диану к себе на жим (жим – упражнение из пауэрлифтинга, он же силовое троеборье. – прим.АСИ). Это оказался тренер спортивного клуба «Планета» Валерий Синькевич.

«Клуб — это важная и большая часть моей жизни. Первое время я ходила туда чай пить и плакать, а потом все слезы ушли в жим и пришли соревнования», — рассказывает Диана.  

Постепенно помимо занятий, соревнований и завоевания медалей Диана стала помогать тренеру в работе: сидела на телефоне, убиралась в зале. На тот момент договор с «Пристанью» подходил к концу, Диане нужно было решать, где и как жить дальше.

Диана поступила в Государственный университет физической культуры, спорта и здоровья имени им. Лесгафта. На втором курсе помимо административной работы стала помогать во время тренировок ОФП с подростками.

Фото из личного архива Дианы Шамсеевой

«Когда я поступала, я уже знала, что хочу быть тренером, хочу помогать детям, ведь я не одна такая, кто оказался в сложной ситуации. И я помню себя подростком. Поэтому всегда старалась быть для ребят другом», — говорит она.

В 2019 году Диана получила диплом бакалавра. И продолжает заниматься спортом. Говорит, что жим бросит, только если ей оторвет руку. А тренер считает, что в таком случае они займутся метанием.

В «Пристани» помимо жилой программы работает спортивная; она называется «Больше, чем спорт». Программа появилась в 2018 году, когда «Пристань» вместе с любительским футбольном клубом «Добряки» начала проводить тренировки для детей, оставшихся без попечения родителей. Теперь подопечные организации могут заниматься волейболом и фехтованием.

Читайте новости АСИ в удобном формате на Яндекс.Дзен. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

В фитнес-клубе World Class пройдут бесплатные занятия для людей с инвалидностью

Благотворительный фонд поддержки инвалидов «Сила духа», фитнес-клубы World Class и Европейский союз паратхэквондо запустили проект по развитию доступного спорта для людей с инвалидностью. Они рассчитывают…