Почему законопроект о лицензировании, предложенный Минтрудом, приведет к закрытию хороших частных домов престарелых, оставив серый и черный рынки «невидимыми» для регулятора.

Фото: Виктор Проников

Ошибка лицензирования

Прошлый год в нашей отрасли отметился несколькими печальными событиями.

Во-первых, это, конечно же, пандемия, которая была особенно опасна для наших постояльцев.

Во-вторых, сразу несколько крупных пожаров произошли в домах престарелых. По этой причине курултай Башкирии предложил ввести в России обязательное лицензирование деятельности частных домов престарелых, а законопроект на эту тему направили в правительство. Пытаются усовершенствовать систему регулирования отрасли и в Минтруде.

На словах, — особенно после трагедий прошлого года, — это звучит разумно. На деле же принятие такого закона может оказаться для отрасли губительным.

Кризис в сфере ухода

На сегодняшний день все солидные участники нашего рынка и без того находятся в очень непростой ситуации. Из-за ковида все организации, которые занимаются уходом, потеряли огромное количество денег – это расходы на СИЗы, доплаты сотрудникам, закрытие пансионатов и невозможность принимать новых пациентов из-за ковидных ограничений и карантина.

Фото: Виктор Проников

Ковид сильно подкосил людей старшего возраста: если смотреть на смертность в стране, то первыми от пандемии пострадали именно старики. В том числе в домах престарелых.

Внутрироссийской статистики заболеваемости коронавирусом в пансионатах для пожилых у нас нет, но можно для примера посмотреть данные по США, где такая статистика имеется.

Там на 1,3 млн резидентов домов престарелых пришлось 650 000 случаев заболевания, 130 000 человек скончались, то есть в этой категории заболеваемость составила 50 процентов, а смертность – 10 процентов. Это очень высокие цифры, которые нанесли серьезный удар по системе здравоохранения.

В США суммарно 32 процента смертей от коронавируса пришлись на систему ухода за пожилыми, а это только 4 процента от заболеваемости по стране.

Позитивный перелом наступил только в результате вакцинации пожилого населения, которая началась в декабре (в странах Запада первыми вакцинировали именно пожилых, как первую группу риска).

На сегодня в Штатах процент вакцинированных гораздо выше, чем в России, особенно среди пожилых людей, то же справедливо и для сотрудников пансионатов по уходу, поэтому у нас в стране пока что уровень опасности для возрастных категорий остается достаточно высоким.

Для пансионатов как организаций это означает, что освободилось много мест, а заполнить их не было возможности. С точки зрения бизнес-процессов это означает, что незаполненные места съедают ресурсы.

При этом многие старики, которые раньше жили самостоятельно, но переболели ковидом, нуждаются в особенной реабилитации, у них появляется дефицит самообслуживания. Но оказать эту помощь пансионаты не могли по причине ограничений.

Фото: Виктор Проников

В результате всего этого комплекса – ковид, смертность, болезни, тяжелое восстановление, дополнительные расходы, — бюджеты в социальной сфере стали дефицитными, а именно социальные расходы попадают под сокращение в первую очередь, — в регионах это повсеместный тренд. То есть вся сфера ухода сейчас переживает очень непростое время.

Частные пансионаты и государство

Шесть лет тому назад начал работать закон об основах соцобслуживания (ФЗ-442), который регулировал взаимодействие частных пансионатов с государством. Это означало, что, если частная клиника входит в госреестр, то к ней могут прийти люди, которым нужна помощь, а государство потом может возместить тебе часть оказанной помощи по своим тарифам.

Система этой работы пока еще не отлажена, и с самого начала было не очень понятно, как с этим иметь дело, — ни организациям, ни тем, кто обращался за помощью. Но когда у людей появилась возможность выбирать не государственный, а частный пансионат, они стали обращаться в частные дома, справедливо рассчитывая на больший комфорт и более человечный подход.

С экономической точки зрения это работает так: у дома престарелых есть комплекс фиксированных затрат, которые не зависят от заполняемости заведения — 100 человек живет или 90, объем расходов по этим затратам остается прежним.

Поэтому, если вдруг в государственном заведении 10 человек переехали в частный дом, то объем расходов их не изменился, а этим десяти еще тоже надо компенсировать часть расходов в частный дом.

Фото: Виктор Проников

То есть, нагрузка на государственный бюджет растет, — надо и своих поддерживать, и частникам доплачивать.

Поэтому, чтобы дать приоритет государственным домам, стали вводить дополнительные ограничения на выбор частной организации, создавать дополнительные барьеры – проверки, квоты, пересматривать и чистить реестр.

Эта тенденция была еще до ковида, а после ковида в государственной системе стало больше свободных мест, и появилась необходимость их заполнять.

Чтобы отсечь частников, государство понизило нам тарифы.

И нам, частным организациям, работать с государством в этом плане не очень выгодно, — а люди-то хотят в такие, частные дома, чтобы они были уверены в уровне комфорта и отношении к себе.

Фото: Виктор Проников

И вот, с одной стороны, в условиях ковида возросшая необходимость заполнять собственные места в государственной системе вынуждает отсекать и ограничивать частные организации, усложняя им сотрудничество. Кроме этого, случившиеся пожары в частных домах престарелых, которых система не видела, вызвали дискуссии о лицензировании. Чтобы трагедия не повторилась, были даны указания провести проверку и навести порядок.

Порядок, конечно, нужен, но надо понимать, что сейчас в стране зданий, объективно идеально приспособленных к работе с пожилыми, практически нет. А страх недоглядеть – есть.

Поэтому закрывать начинают повсеместно нормальные работающие организации на всякий случай, чтобы как бы чего не вышло – если нет учреждения, то оно и не сгорит. Куда при этом денутся люди из закрытого учреждения, — мало кого заботит. И наряду с этим вводят лицензирование – значит, затраты организаций вырастут еще больше. 

В результате получается непродуманная чехарда, которая приводит не к порядку, а к ухудшению доступности и качества услуг.

Нелегальные дома престарелых, которых система не видела, будут в каком-то виде продолжать существовать. А белые участники рынка, которые работают над собственным качеством и системой обслуживания, будут нести еще большие затраты.

Работа частных домов с государством по такой схеме становится для первых абсолютно невыгодной – она требует максимум ресурсов и несет одни затраты: так, например, обучение персонала нам не оплачивают, хорошее питание не оплачивают, расходы больше, чем в госучреждении, не оплачивают.

Вообще сама система предъявления расходов, чтобы государство решало, что из этого будет компенсироваться, порочна. Логично было бы выделять конкретную сумму, чтобы организация могла тратить ее на свое усмотрение. 

Фото: Виктор Проников

Что делать

Наличие стратегии грамотного взаимодействия между государством и частными учреждениями или ее отсутствие прежде всего сказывается на людях, которые нуждаются в профессиональном уходе.

Уже сейчас в стране стопроцентный дефицит учреждений по уходу, и эта нехватка будет расти: нужно строить новое, обновлять старое, и для этой работы необходимо привлекать частные организации.

В этом смысле показателен европейский пример, где государство (как во Франции, например) выступает заказчиком и контролирует качество услуг. А само оперативное управление передано частным компаниям, — чтобы не было распределения, чтобы семьи могли выбирать лучшее для них, чтобы росла конкуренция между организациями, которая будет работать на доступность и качество услуг.

От такого подхода выиграли бы в конечном итоге все, — и государство, и экономика, и – в первую очередь – сами люди, которые нуждаются в таких услугах, и их семьи.

Алексей Сиднев — председатель НКО «Мир старшего поколения».

Фото: Виктор Проников

Алексей Сиднев — председатель НКО «Мир старшего поколения».

Читайте новости АСИ в удобном формате на Яндекс.Дзен. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Фонд «Старость в радость» запустил инстаграм-сериал с историями подопечных о войне

В день начала Великой Отечественной войны, 22 июня, в инстаграм-аккаунте фонда «Старость в радость» запустили сериал «Исчезающие истории», основанный на рассказах подопечных фонда — ветеранов…