Гендиректор Фонда Потанина Оксана Орачева: кого поддержит программа «Сила спорта» и почему НКО стоит применять комплексный подход вместо разделения «по проблемам».

Оксана Орачева. Фото: Фонд Потанина

Благотворительный фонд Владимира Потанина уже получает первые заявки на конкурс «Спорт для всех», объявленный для спортивных некоммерческих проектов, которые решают социальные задачи. Гендиректор фонда Оксана Орачева дала интервью АСИ о подходе фонда к поддержке и оценке проектов и о том, почему поддержка спорта — логичный шаг для тех, кто вообще растит лидеров.

Предлагаю начать с понятий, чтобы сразу обозначить, что такое любительский массовый спорт. Какое поле зрения, какой круг поддержки организаций видит фонд в программе «Сила спорта»? И почему ракурс именно такой?

Спорт действительно принято делить на категории – любительский и профессиональный. Но мы исходим из того, что спорт, в том или ином виде, всегда присутствует в нашей жизни.  Так же, как, например, образование или культура. Она тоже проникает во все сферы нашей жизни, все мы так или иначе с ней связаны. При этом есть культура и спорт как профессия, и это самостоятельная история.

Мы поддерживаем лидеров, то есть тех, кто меняет среду, будь то изменения через образование, культуру или спорт. В этом смысле вполне логично, что фонд начал с этим работать.

Фото: Kevin André / Unsplash

Не хотелось бы использовать выражение «любительский спорт». Когда мы говорим что-то про любителей, то противопоставляем их профессионалам. Но есть и любители наравне с профессионалами, как и в любой сфере.

Как раз любители участвуют в Олимпиаде.

Да. Я бы даже, знаете, с чем сравнила… Сейчас стало популярным участие в культурных проектах. И мы знаем много любителей — используем ту же терминологию, — которые предлагают отличные проекты, проводят экскурсии, например, по изучению своего города. И нам всем это нравится — хобби, которым хочется поделиться. С любительским спортом та же самая история. Люди им могут заниматься, и им хочется этим поделиться с другими.

И то же самое будет с темой массовости. [Слово] «массовость», наверное, может восприниматься по-разному. Может восприниматься как что-то, во что надо вовлечь большую группу людей. Массы создают некую обезличенность. Это одновременно все и никто.

А мы все-таки про сообщество, где речь идет не об обезличенной массе, а о людях, объединяющихся по какой-то причине. Причиной объединения может быть спорт. В таком сообществе может быть много людей, но каждый будет заметен. Потому что у него своя роль в этом сообществе.

То есть, подытоживая, главные герои программы – это люди, формирующие вокруг себя либо участвующие в сообществах по принципу любви к спорту, которой хочется поделиться.

Да, наверное, так, если говорить просто. И второй принцип – зачем они хотят в этом участвовать и чем хотят поделиться. Они видят в спорте не только удовольствие для себя, но и возможность повлиять на других. Через личную историю участвовать в решении более широких вопросов.

Прежде чем фонд принимал решение об открытии этого направления, вы наверняка знакомились с той поддержкой, которая уже есть для спортивных организаций. В каком состоянии вы эту поддержку нашли?

Мы действительно еще до объявления программы, на этапе подготовки, приступили к исследованиям. И проводили их в разных форматах. То есть, с одной стороны, мы сами как фонд наблюдали и рефлексировали, что присутствует в этом поле, и тестировали какие-то формы: например, на Школе фонда, которая проходила во время Чемпионата мира по футболу, делали специальный проект с международной организацией One World, One Ball и показали объединяющую силу спорта. Это нашло живой отклик у всех участников Школы.

Было специальное исследование, которое проводил Центр социального проектирования «Платформа». Мы смотрели и на российский, и на зарубежный опыт социального спорта. И сами проводили много неформальных интервью с участниками этого процесса.

Что мы увидели? Что сам спорт, конечно, поддерживают. Это приоритетная тема развития для министерства спорта. Есть активные жертвователи среди болельщиков. Но в стороне остается социальное измерение спортивных проектов и много других вопросов.

Например, если мы говорим о связи спорта и культуры — [такие проекты] не попадают ни под спорт, ни под культуру. Сохранение исторических традиций, в том числе истории спортивных игр, — это же историческая тема, это наше культурное наследие, а не только спортивное. Многие проекты «на стыке» никуда не вписываются, они в стороне от мейнстрима.

Например, если мы говорим о связи спорта и культуры — [такие проекты] не попадают ни под спорт, ни под культуру. Сохранение исторических традиций, в том числе истории спортивных игр, — это же историческая тема, это наше культурное наследие, а не только спортивное. Многие проекты «на стыке» никуда не вписываются, они в стороне от мейнстрима.

В то же время запрос на такого рода проекты мы тоже увидели, просто он не всегда оказывался четко сформулирован. Уровень социальной рефлексии оказался ниже, чем в других проектах. Но опять же это не потому, что не решаются социальные вопросы. Просто, может быть, спортивные события настолько сами по себе яркие, что кажется, что [их роль] не требует дополнительного объяснения.

Но мы увидели, что если эту дополнительную рефлексию, которую мы назвали — как один из вариантов — социальной декларацией, добавить, то проект может перейти на другой уровень. Он станет заметен не только как яркое спортивное событие, в котором все с большим удовольствием участвуют, но и как проект, решающий социальные вопросы. Вы уже не просто занимаетесь своим хобби, а делаете еще что-то полезное для сообщества.

Например плоггинг — сбор мусора во время пробежки. Или когда люди старшего возраста собираются вместе для спортивной ходьбы — для них это вообще не про спорт, это социальное взаимодействие: общение, интеграция, они перестают чувствовать себя изолированными.

А куда они с этим проектом должны идти за поддержкой? Непонятно. В традиционном разделении проектов, когда их делят «по проблемам», это и не про спорт, и не про соцзащиту.

Через нашу программу такие проекты можно выявить. И мы надеемся, что это поможет расширить и арсенал некоммерческого сектора, который по-другому будет на это смотреть. Мы во всех программах говорим, что, может быть, не нужно делить организации по сферам деятельности? Просто должны быть НКО, которые работают во всех сферах и используют разные инструменты: спортивные, культурные, образовательные. У них широкий спектр, а значит, и комплексный подход к решению проблем.

Что будет включать в себя программа «Сила спорта», помимо грантового конкурса?

В фонде все программы устроены по одному принципу. Есть поддержка проектов через грантовый конкурс, в «Силе спорта» он уже открыт. Мы также предоставляем и создаем платформу для взаимодействия, обмена опытом, знакомства: это конференции, форумы, которые объединяют людей, работающих, интересующихся [спортом]. В программе эта форма тоже будет. Кроме того, мы всегда предлагаем инструменты для профессиональной мобильности, профессионального роста.

Так же, как в других программах, мы будем продолжать проводить исследования, которые позволят нам лучше понимать среду. И, как обычно, будем смотреть, требуются ли какие-то дополнительные инструменты и думать про специальные проекты, которые тоже во всех программах фонда присутствуют. Они будут запускаться, естественно, постепенно.

В перечне организаций, которые могут участвовать в конкурсе «Спорт для всех», есть некоторые исключения. Например, не могут спортивные ассоциации и ТОСы. Почему было принято такое решение?

Это отражает смысл программы. Профессиональные спортивные ассоциации, хоть и создаются в форме НКО, — это все-таки немножко другое.

Вы имеете в виду федерации?

Ну, например, да. Хотя они могут вести — и многие это делают — некоммерческие проекты. Точно так же, как коммерческие компании ведут некоммерческие проекты корпоративной социальной ответственности. Мы же не даем гранты коммерческим компаниям на некоммерческие проекты. И та же самая история с федерациями. Все-таки у них другая основная цель.

Но если в партнерстве с федерацией некоммерческие организации будут делать проекты — это отлично вписывается в наш формат.

Если говорить про ТОСы — они регистрируются сегодня в разных формах. Мы ввели ограничения [в конкурсе] для того, чтобы ставить все организации в равные условия. Исключения невозможно не устанавливать, потому что иначе не будет формального критерия, чтобы определять пул участников.

Если мы в будущем поймем (конкурс все-таки пилотный), что критерии были не те или они не так сработали, мы всегда можем к этому возвращаться. Но в пилотном формате работаем таким образом.

Фото фонда «Синдром любви»

А некоммерческие организации, у которых основной предмет, даже основная работа другая, но раз в год они проводят благозабеги, — могут участвовать?

Да. Если у них есть определенные положения в уставе, связанные со здоровым образом жизни, которые позволяют им эти благозабеги проводить, то могут, конечно. Мы как раз хотим показать многообразие возможностей для решения социальных задач.

Есть ли ограничения по предмету заявки, по предмету проекта, который могут подавать организации?

Мы в этом году отказались от традиционного подхода к выделению конкретных номинаций. Мы сказали: у нас есть некие направления. «Спорт как средство помощи уязвимым группам», «Спорт как драйвер решения системных проблем» и другие, линейка очень широкая. Мы не знаем, какую проблематику НКО считают основной, и пилотный конкурс призван это выявить.

Такой подход мы используем во всех наших конкурсах. Организация сама определяет, какие использовать инструменты для достижения цели проекта, – нам же важно, решается ли задача или нет. Вот, например, АСИ тоже может завести спортивный проект.

У нас есть директор, который катается на лыжах и может это пропагандировать для раскрутки социальной информации.

Например. Почему бы и нет? Стоит над этим подумать. То есть это вполне себе средство коммуникации – достучаться до какой-то категории.

Мы делали материал о положении спортивных организаций и нашли, что некоммерческий социальный спорт в регионах часто представляет собой либо федерацию, либо совсем другой уровень и другой пласт – именно любительские клубы вокруг идейного тренера, который помимо работы в спортивной школе, например, занимается с трудными детьми дворовым футболом. Или собирает мальчишек вечерами и тренирует на боксерском ринге. Попадают ли они в круг программы?

Мы пока ограничились действующими организациями и не открывали конкурс для инициативных групп. То есть, если это всё происходит на базе какой-то организации и организация подходит по формальным критериям, то тогда попадают. Например, если инициативный человек работает на базе соседского центра, созданного в одной из допущенных к конкурсу форм, соседский центр может подать заявку на поддержку спортивного проекта.

Какие требования к эффективности проектов предъявляет программа?

Если говорить о критериях оценки проектов, подаваемых на конкурс, то они абсолютно прозрачны. Их можно посмотреть на сайте. Это и логическая связность проекта – в спортивных проектах она очень важна, должно быть не просто желание чем-то заниматься. Всегда оцениваются проблемы, которые решает проект, ожидаемые результаты, его актуальность, тиражируемость, партнерский потенциал.

Я бы сказала, что каких-то суперспецифических критериев оценки проекта в ходе грантового конкурса здесь нет, это традиционные оценки проектов, просто с акцентом на реализацию в спортивной сфере. Особенностью будет то, что мы как раз уделяем внимание социальной составляющей спортивного проекта. Если спортивный проект отличный, но не решает вопросы в социальной сфере, — тогда это не подходит для конкурса «Спорт для всех».

А как мерить социальную составляющую? Ровно потому, что спортивные организации часто шли «мимо» основной поддержки, мимо субсидий для СО НКО, у них нет такой испытанной шкалы измерения.

Во-первых, мы просим их самих рассказать — как и во всех наших других программах. Это как раз понятная история, и на самом деле она у всех примерно такая же. Только кажется, что у СО НКО может быть полегче. Рассказать, в чем социальная составляющая, как ее видят и как будут оценивать результаты. Важно, чтобы сама организация могла ответить на вопрос: получилось – не получилось.

Если говорить о долгосрочных результатах, это уже другая история. Качественные результаты очень сложно измерить, обычно они не связаны с какой-то одной деятельностью или одной организацией. Это всегда комплекс событий, мероприятий, взаимодействия, приводящего к изменениям.

Но я могу привести пример опять же из сферы культуры. Если мы оглянемся на 20-30 лет назад, то увидим, что там практически не было проектной культуры. Она не была распространена. Качество проектов было не всегда очевидным. И социальная составляющая тоже практически отсутствовала.

Сегодня мы видим, как изменилась сфера культуры, как интегрированы в общество те же музеи. Как они развивают инклюзию, как работают со сложными темами вроде буллинга.

А прошло всего несколько лет. На это работали много разных игроков и использовали много разных инструментов.

Здесь такая же история. Есть очень большой ресурс — проектов-то много. Есть желание развиваться. И мне кажется, мы сможем — и это будет достойным результатом — разными инструментами помочь эти смыслы развить, поддержать, дать им возможность прорасти не точечно, а в широком контексте.

То есть задача — научить их думать в эту сторону.

Да. А дальше люди всё сделают сами. Даже не научить думать, а просто показать, что можно думать в том числе о социальной стороне спорта. Потому что в чем сила спорта? В спорте всегда были, есть и будут лидеры. И лидер по природе своей – человек ищущий, идущий вперед, ведущий за собой. Увидев еще одну возможность, он просто пойдет к ней навстречу и увлечет за собой других.

Больше новостей некоммерческого сектора в телеграм-канале АСИ. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Спортивный праздник «Старты мечты» в Вологде

«Старты мечты» — одно из самых массовых мероприятий программы «Лига мечты» по горнолыжному спорту для детей с ограниченными возможностями здоровья. В спортивном состязании примут участие…

Казанские велоактивисты проводят социологическое исследование проблем людей с инвалидностью

Авторы проекта хотят разобраться в том, что мешает детям и взрослым с особенностями здоровья заниматься спортом на городских площадках, осваивать велосипед и вести активный образ…