Как «Друзья общины святого Эгидия» подружились с бездомными в Москве и зачем им это нужно.

Фото: Мария Муравьёва/АСИ

«Домик»

Когда с улицы попадаешь внутрь «Домика», как ласково называют его посетители, не сразу понимаешь, что здесь происходит. В просторном зале с зеркалами, украшенном елочными гирляндами, за маленькими столиками сидят прилично одетые люди. Одни пьют чай и чинно беседуют. Другие читают. Третьи сидят за компьютерами. Кто-то приходит, кто-то уходит. Картина напоминает светский раут, не хватает только шампанского.

Всех этих людей объединяет одно: у них нет жилья. В девять часов вечера «Домик» закроется, и они побредут кто куда: сядут в автобус, курсирующий по кольцу, отыщут незапертый теплый подъезд, попробуют стать невидимками на вокзале или в аэропорту.

В «Домике» можно привести себя в порядок: подстричься, побриться, постирать. Можно побеседовать с людьми, выпить горячего чая. А можно просто посидеть молча в тепле, не боясь, что тебя прогонят.

Вновь прибывшим объясняют правила.

Первое правило: уважительное отношение. Все, кто находится в этом помещении, должны быть вежливыми и внимательными друг к другу.
Второе правило: вся помощь предоставляется бесплатно.
Третье правило: надо записаться заранее. Это необходимо, чтобы избежать толпы. Запись происходит обычно во время раздачи еды на улице.
Четвертое правило: недопустимо приходить в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Наталья Маркова объясняет правила. Фото: Фото: Мария Муравьёва/АСИ

«К нам на практику приходят студенты. Первое впечатление — шок: им кажется, что это искусственные бездомные, постановка, — рассказывает координатор организации «Друзья общины святого Эгидия» Наталья Маркова. — У нас был поразительный случай. Как-то к нам пришел один человек. Он посмотрел на нас, ушел и пропал. Через три недели приходит снова. Я спрашиваю: «Как, Дмитрий, понравилось вам у нас?». — Он говорит: «Нет». — Почему? — «Я не мог поверить, что это правда. На улице все по-другому. Все злые, агрессивные. А тут все улыбаются. Так не бывает». 

Диалоги

— Я уже два года на улице.
— Вы совершенно не отличаетесь на вид от людей, которым есть где жить.
— Ну так надо следить за собой. 

***

— Как вы сюда попали?
— По объявлению. Понравилось и хожу. 
— Родственники есть у вас?
— Родственников нет. Никого.
— Учились где-нибудь?
— Учился в университете имени Патриса Лумумбы, пытался фарси изучать. Не закончил. Хотел в МГИМО пойти, но глаза подвели: я был косоглазым, «подглядывать будешь», —  сказали. Шутка.

***

— Друга забрали в больницу. 
— А что с ним случилось?
— Не знаю, новостей пока нет, но ему точно повезло. Конечно, плохо, что он болеет, но я как подумаю о белых простынях, на которых он сегодня будет спать и что его покормят утром, прямо начинаю завидовать. Курорт.

***

— В первую волну пускали пожить в общежитие бесплатно.
— А сейчас вы где живете?
— Где придется. Езжу на автобусе по кольцевой. Круг проехал, остановился, выгоняют. Полноценного сна нету. Есть, конечно, приюты, но там очередь, обыскивают, запах. Иногда спать приходится сидя. Ну хотя бы в тепле.

***

— Есть при церквях разные возможности, есть индивидуальные предприниматели, которые тоже помогают. Людям негде ночевать. Раньше свободно было на вокзалах, а сейчас гоняют. 
— Почему гоняют?
— Люди сами виноваты, мусорили, выпивали, кому такое понравится. 

***

— Я работала, много где. Криминальные структуры отобрали у меня за мою жизнь три квартиры. Убрали брата. Потом отчима: бросили на обогреватель фуфайку, и он задохнулся, угорел, я узнала от тети. Дошло дело и до меня. Вот, прячусь теперь.
— Что вы собираетесь делать? Чего вам хочется?
— Хотеть — это все фантазии, я просто живу. Я реалист. Я знаю, что переживать — ахать, охать — это самоубийство. 

Люди

Василий на улице уже девять лет. Его дом во Владимирской области сгорел. «Вы знаете разницу между словами «пожарный» и «пожарник»? Я пожарник, – рассказывает Василий. — Мало кто теперь знает эту разницу».

Действительно, слово «пожарник» до конца XIX века означало не «тушитель пожара», а «погорелец», человек, имущество которого пострадало от огня. 

По словам Натальи, когда Василий пришел в центр в первый раз, у него был вид типичного бездомного. Через две недели в центр заходит новый человек. 

«Я подхожу знакомиться и понимаю, что это тот же Василий, — вспоминает Наталья. — Он подстригся, приоделся».

«Когда люди начинают к нам приходить, они видят сверкающие санузлы, чисто, музыка, ко всем обращаются на «Вы» и по имени. Плечи расправляются, люди начинают понимать, что их здесь любят и ждут, и они стараются отвечать тем же». 

Сергей приехал в Москву из Луганской области восемь лет назад — задолго до украинских событий. Возвращаться не планирует: документы потерял, а из родственников никого не осталось. Когда-то он пел в церковном хоре. Знал более 80 колядок. Сейчас «не до того». 

У него болит голова. Простудился: промокли ноги. Унты когда-то были теплые, но теперь прохудились, пропускают воду. Да и ноги отекают. Когда на улице было – 25, пожалели даже полицейские. Сказали ему: «Спускайтесь в метро, там тепло».

Находят для него таблетку анальгина. Он поделит ее на четыре части — «на дольше хватит».

Виталий из Волгоградской области квартиру после развода оставил жене и сыну, уехал покорять Москву. Два года работал, а потом что-то пошло не так. Документов нет, работы нет, спит в электричках и где придется.

Надя родилась и жила в Ташкенте. Вовремя не оформила документы,  а теперь закрыли границы, и «все трудно». Мама умерла. Свидетельство о рождении, которое ей послали родственники, потерялось при пересылке. Все те же проблемы: документов нет, работы нет, замкнутый круг. 

«Все оттого, что я лентяйка, — сетует Надя. — Сейчас без высшего образования никуда. Когда-то я любила петь, рисовать, неплохо чертила. В школе занималась спортом: метала копье. Я могла бы что-то делать: готовить люблю. Я все умею — и манты, и пельмени. Но теперь стало как-то все равно».

«В основном в транспорте кантуюсь. Контролеры выгоняют, стоишь мерзнешь. Москвичи могут взять такси, а мы-то не можем»,  — добавляет Надя.

Розы для Светланы

История «Друзей общины святого Эгидия» началась в 90-х, когда Светлана Файн, которая сегодня руководит организацией, приехала в Прагу на молодежную встречу Тэзе. В Праге она познакомилась с людьми из Общины святого Эгидия – международной благотворительной и миротворческой организации, которая работает по всему миру с 1968 года. 

Светлана Файн. Фото: Мария Муравьёва/АСИ

В 1991 году новые друзья организовали встречу на историческом факультете  МГУ. Из этих встреч родилась небольшая группа в Москве.

Начинали работу в интернате для детей-сирот. С некоторыми из них сохранилась связь до сих пор. Когда эти дети выросли, решили, что к младшим детям больше не пойдут, потому что к ним придут и без них. И начали навещать пожилых людей в интернате в Коньково, куда приходят и сегодня. 

На вопрос, где она столько лет берет силы, Светлана отвечает не задумываясь: 

«Силы берем в дружбе с теми, к кому мы приходим. Со стариками, с бездомными, друг с другом. На самом деле, еще вопрос, кто кому помогает. Каждому человеку важно, чтобы в нем видели друга. Дружба у нас на первом плане».

В организации не любят слово «подопечные» и никогда его не употребляют. 

«Слово «волонтер» употребляем, чтобы было понятно, что мы не получаем за это денег. Мы все здесь бесплатно и бескорыстно, а деньги получаем на работе или где-нибудь в другом месте, ­ — отмечает Светлана. — Но в принципе мы его тоже не очень любим. Мы гораздо больше любим слово «друг».  Я тоже могу оказаться в ситуации, когда мне будет нужна помощь, и я надеюсь, что мои друзья мне всегда помогут так же, как я помогаю им». 

Как-то в декабре на раздачу пришел бездомный Володя. За спиной он держал букет роз, которые принес Светлане «на день рождения». День рождения у Светланы в ноябре, и он это знал. Но в ноябре у него не было возможности поздравить ее. А потом он нашел билет на метро и, несмотря на то что для бездомного это настоящее сокровище – передвижение, право на тепло, – он продал его и купил цветы. 

Бывает и такое: на одной из раздач подходит, как оказалось, уже не бездомный Александр и говорит: «Я не за едой, Света, я телефон твой потерял. Я хотел сказать, что у меня все хорошо, я помирился с женой, живу дома, восстановил паспорт, у меня есть работа и все в порядке».

С подарком от бездомного Алексея. Фото: Мария Муравьёва/АСИ

Приподняться над землей 

Человек должен чувствовать себя человеком, уверены в организации. Он должен иметь возможность прийти в театр: Благотворительное собрание «Все вместе» периодически обеспечивает «Друзей» театральными билетами. Он должен иметь возможность заниматься спортом. Однажды «Друзья» даже выиграли чемпионат Москвы по «бездомному футболу». В холодное время года должны работать пункты обогрева, но не должно быть скученности. Нужно беречь достоинство человека. 

Два с половиной месяца назад при поддержке Фонда президентских грантов «Друзья» открыли недалеко от проспекта Мира шоу-рум для бездомных. Исполнилась мечта о том, чтобы люди приходили сюда за продуктами и одеждой как в магазин, где ты, чтобы выбрать свитер, не должен растолкать десять человек. 

«Такие места нужны, и чем больше их, и чем с большим уважением там относятся к человеку, тем лучше, — считает Светлана. — Потому что и человек будет в таких местах вести себя прилично — это возвышает». 

Апатия — частый спутник бездомного. 

«Странно было бы, если бы ее не было, — считает Светлана. — Когда ты не спишь ночами, когда у тебя нет перспектив, когда тебе не на что опереться, когда ты не знаешь, куда идти, когда ты никому не нужен, откуда возьмется другое настроение? Может быть, и есть какие-то суперсильные люди, которые готовы пробить любые стены. Но сильные далеко не все. И если человек оказался на улице, вероятность того, что он изначально не был суперменом, довольно большая».

Жить по Евангелию

Андрей Волков. Фото: Мария Муравьёва/АСИ

Андрей Волков отвечает за работу молодежных групп. Год назад он окончил РГГУ, работает. 

«Мы здесь не работаем (хотя мы вкалываем, надо сказать), и мы совсем не группа добрых людей, которые помогают несчастным, — улыбается Андрей. ­— У нас нет четкого деления, как в некоторых организациях, на благополучателей и благотворителей. Мы просто люди, которые стараются жить по Евангелию и поэтому помогают тем, кому нужна помощь».

По мнению Андрея Волкова, каждый человек может это делать. Для этого ничего не нужно, только желание. 

Андрей и Арина. Фото: Мария Муравьёва/АСИ

Арина Сырысева — школьница, учится в гимназии № 1514. 

«Это первое место, куда я попала, когда задумалась о том, что хочу делать что-то хорошее. Первое место, где меня приняли, — говорит Арина. – Я участвую в раздаче еды».

Студентка Настя Ныркова учится и работает. Она приходит готовить и раздавать еду для бездомных каждую неделю.

«Для меня это форма протеста, — заявляет Настя. —  Я хочу, чтобы бездомных стало меньше. Я считаю, важно самому пойти и что-то сделать для этого, а не просто лозунги кидать». 

Настя с подругами на кухне. Фото: Мария Муравьёва/АСИ

Каждую неделю раздается около 500 порций.

«У людей есть очень большое желание делать добро, и мне кажется, что оно даже выросло в пандемию, — говорит Светлана Файн. — Людям хочется быть важными, нужными, делать что-то значимое. Не быть бестолковыми, бесполезными и бессмысленными. Хочется, чтобы была какая-то отдача, когда ты можешь не только для себя что-то хорошее сделать». 

Точка опоры

Поддержать «Друзей» может любой человек. Можно принести одежду, деньги. Можно прийти помочь готовить еду. Можно приготовить ее дома и привезти. Кто-то может помочь с машиной, кто-то может помочь разобрать одежду. Кто-то может помочь с компьютерами и стиральными машинами. Кто-то парикмахер или хотя бы не боится взять в руки ножницы и машинку. Кто-то врач и может проконсультировать заболевших. 

«Когда все плохо, тебе хочется отгородиться от этого мира и ни о чем не думать. У тебя нет точки опоры, поэтому очень нужно давать людям эту точку опоры. В виде всех этих центров, в виде дружбы, в виде уважения, в виде достоинства, в виде имени. Из этого не следует, что жизнь человека сразу изменится к лучшему. Но дать ему точку опоры — безумно важно», — уверена Светлана Файн. 

Больше новостей некоммерческого сектора в телеграм-канале АСИ. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Услуги организаций

Центр «Друзья общины святого Эгидия» помогает бездомным и одиноким пожилым людям: организует раздачу еды людям, у которых нет дома, создал многофункциональный центр социальной поддержки «Дом друзей на улице», навещает пожилых людей в интернатах.

Рекомендуем