Как воспитатель детского сада создала свой бизнес, а потом построила «Мамин дом» для кризисных семей, стала коучем и переехала к морю.

Фото из личного архива Алии Байназаровой

Вчера и сегодня

Июнь 2019 года. Разгар рабочего дня. Алия Байназарова заходит в «Мамин дом» с мешками продуктов. Ее встречают шестеро маленьких детей и три женщины – они здесь живут. Загородный коттедж неподалеку от Казани не достроен, комнаты – полупустые, на участке у дома, где должны расти овощи и зелень, пока нет даже земли. 

В прошлом году в штате благотворительного фонда «Благие дела» остался только круглосуточный администратор, который следил за порядком в кризисном центре. Остальную работу взяла на себя директор фонда. Алия руководила несколькими проектами, занималась сайтом и соцсетями, писала заявки на гранты, общалась с подопечными семьями, поддерживала связь с юристами и психологами и несколько раз в неделю отвозила в «Мамин дом» продукты. Тогда, хотя сил на общение с журналистами у нее не оставалось, Алия согласилась на интервью.

#благиедела #маминдом #волонтер
Помощь одиноким женщинам с детьми. Кризисный центр «МАМИН ДОМ». Студия «Алиен», телепроект «Территория мира».

В следующий раз мы увидимся спустя полтора года. В формате zoom-конференции, как и положено в 2020-м. Онлайн-режим сегодня не только из-за пандемии и самоизоляции – осенью Алия переехала к морю. Навела порядок в «Мамином доме» – больше не нужно ездить туда каждый день, набрала сотрудников и организовала дистанционную работу, поставила на рельсы все проекты и отправилась в Сочи. 

На вопрос: «Как там ваши без вас справляются?» отвечает, что система налажена, ответственность разделена, внутреннего ресурса, благодаря жизни в тепле, только прибавилось. В качестве подтверждения сообщает температуру за окном: «10 ноября, +17». Надолго ли переехала? Навсегда. 

Из бизнеса – в благотворительность

Так или иначе, ее работа всегда была связана с людьми: воспитатель детского сада, педагог, психолог. В 2007 году Алия открыла рекрутинговую компанию и восемь лет руководила собственным бизнесом. В свободное время возила игрушки в детские дома и подгузники в дома малютки, поддерживала подшефных детей и переводила деньги нуждающимся. 

«Совершенно ни в чем не разбираясь, не углубляясь в детали, я просто удовлетворяла свою потребность помогать, вкладывалась в то, что вызывало во мне отклик».

Фото из личного архива Алии Байназаровой

После рождения второго ребенка компанию пришлось закрыть. Когда сын немного подрос и появились силы на работу, вместо бизнеса Алия с головой ушла в благотворительность. 

«Во всем виноваты гормоны! – смеется. – В 2015-м я кормила младшего сына грудью, сама была молодой мамой. Сфера благотворительности казалась мне удивительной, интересной, абсолютно новой. «Надо узнать, как там все устроено» – думала я тогда. Ну вот и узнаю до сих пор».

От сообщества – к фонду

Вместе с подругой Алия создала в соцсети группу помощи нуждающимся семьям и детям из приютов. Вдвоем девушки собирали игрушки и вещи, вели денежные сборы, поддерживали одиноких женщин с детьми. Сообщество назвали «Благие дела».

«Тогда мы узнали: то, чем мы занимаемся, называется профилактикой социального сиротства».

«Очень быстро появились и подопечные, и благотворители, волонтеры. Но это была хаотичная, эмоциональная помощь, а я – человек системы, мне нужен план, нужна стратегия развития, – рассказывает Алия. – Мы изучили некоммерческий сектор региона – тогда проблемой социального сиротства в Татарстане занималась только одна организация, разработали проект и пошли знакомиться с представителями госструктур».

Проект двух активисток включал несколько направлений. Семье нужна мебель или зимняя одежда? Вот благотворительный склад. Семья осталась без крыши над головой? Вот временное жилье. Женщина столкнулась с домашним насилием, оказалась в кризисе? Вот профессиональные психологи и юристы, готовые помочь.

«Мы хотели создать систему, в которой ребенок, какой бы тяжелой ни была ситуация в его семье, не оказывался в приюте, не становился частью государственной машины, которая ломает судьбы».

«С презентацией проекта мы побывали в администрации Казани, во всех профильных министерствах, познакомились с уполномоченной по правам ребенка в Татарстане. Мы задавали только один вопрос: «Республике нужна такая система и такая некоммерческая организация?» И каждый чиновник отвечал: «Конечно, сами мы не справляемся». 

В августе 2015-го подруги зарегистрировали НКО: группа в соцсети превратилась в благотворительный фонд. Первое время работали в режиме home-офис.

Запираться в комнате, пока с детьми сидит няня, оказалось неэффективно, пришлось переехать в Макдоналдс.

«Там и рождались основные проекты фонда, которые действуют по сей день. А «маковский» кофе и «пекан с кленовым сиропом» для меня до сих пор – самая вкусная еда».

Как появился «Мамин дом»

Ближе к зиме один из благотворителей предложил девушкам пятиметровый закуток в помещении, которое арендовал для своего бизнеса. Так у фонда появился первый офис, он же — склад вещей и место приема подопечных. 

Фото из личного архива Алии Байназаровой

«Однажды ночью мне позвонили из круглосуточного магазина по соседству и сказали, что нас ждут. Одну из подопечных женщин пьяный муж выгнал на улицу с четырьмя детьми, младшему тогда было девять месяцев. Ей некуда было идти. В декабре в четыре часа утра она приехала к нашему офису и до семи ждала в магазине. Фактически кризисного центра тогда не было: он существовал только на бумаге. Но именно с этой истории и начался «Мамин дом», – вспоминает Алия.

Подопечной нашли временное жилье. Коллеги из другой благотворительной организации предложили помощь, а фонд «Благие дела» срочно начал искать помещение для кризисного центра. Сначала арендовали трехкомнатную квартиру.

«Я не сразу поняла, что кризисные семьи не в состоянии самостоятельно отвечать за себя и за место, в котором живут. Подопечные постоянно конфликтовали – не помог даже дневной администратор. Квартира была в ужасном состоянии».

«За считанные месяцы уничтожили всё: от стен до дверных ручек».

Кроме того, выяснилось, что начинающие психологи, студенты-волонтеры, не могут справиться с такими клиентами. Нужно было срочно что-то менять: нанимать опытных профессионалов, искать более подходящее помещение, приглашать круглосуточного администратора».

К тому времени Алия осталась одна – подруга ушла из фонда. Нашелся недостроенный коттедж недалеко от Казани. На строительство и ремонт потребовалось больше 500 тысяч рублей. Дом достроили, обставили и поселили туда несколько семей. 

«Мы больше не тушим пожары»

«Сама виновата» – эти слова буквально преследуют и жертв домашнего насилия, и тех, кто пытается им помочь. 

«Уже на этапе первичной консультации, которую мы проводим, женщина должна принять, по сути, единственно верное решение — выйти из ситуации насилия, проработать травмы и взять ответственность за себя и детей».

«К сожалению, около 70% обратившихся в «Мамин дом», срываются, втягиваются в игру с уходами и возвращениями, выбирают «старую» жизнь».

«А я вспоминаю вот это «сама виновата» и понимаю, в каком-то смысле так и есть. Виновата, конечно, не в том, что она оказалась в такой ситуации, не в том, что «знала, за кого шла», а в том, что на самом деле она не готова выбираться из кризиса».

Фото из личного архива Алии Байназаровой

Цель проекта «Мамин дом» – создать условия для того, чтобы женщина пережила кризис, смогла встать на ноги и наладить свою жизнь. Дважды в неделю с жительницами кризисного центра работают психологи: индивидуально и в группе. В случае необходимости фонд привлекает юристов, помогает с восстановлением документов. Сейчас в «Мамином доме» живут всего две семьи, еще в сентябре их было семь. Женщина может провести в «Мамином доме» полгода, обычно этого времени достаточно, чтобы выйти из кризиса и найти работу. 

«Разные бывают ситуации: женщины возвращаются к мужу-абьюзеру, родственники подопечных приходят с угрозами и оскорблениями, преследуют».

«Раньше я, как и многие благотворители, пыталась всех спасти, сейчас жесткая стала».

«Перед заселением в кризисный центр каждая проходит собеседование. Если я чувствую, что ничего не выйдет, вижу иждивенческую позицию, то женщине приходится искать другое место. Мы обеспечиваем попавшую в беду всем необходимым, но она должна быть готова работать и менять свою жизнь. Мы больше не тушим пожары».

«Это то, что надо» 

В конце 2018 года два ключевых сотрудника ушли из фонда – выгорели и разочаровались. Алия осталась одна, 2019-й стал для нее годом поисков и экспериментов, годом становления.

«3 января, хорошо помню этот день, пришла в книжный магазин и решила, что не уйду оттуда, пока не пойму, что мне делать. Сама не знала, чего ищу. В конце концов, купила две книги о коучинге, прочла их за новогодние каникулы и поняла: «Это то, что надо»

Теперь Алия – сертифицированный коуч, ведет частную практику, работает с подопечными по этой системе, недавно начала обучать коучингу сотрудников фонда. 

Сегодня фонд «Благие дела» работает по трем направлениям: образовательный проект «Компас» – лекции и семинары по финансовой грамотности, «Центр поддержки семьи и детства» – здесь любая семья может получить бесплатную помощь юристов и психологов и «Мамин дом» – кризисный центр-приют для женщин с детьми. 

«Если бы пять лет назад кто-то сказал мне, с чем придется столкнуться, я бы, может, и не стала профессионально заниматься благотворительностью, – говорит Алия. – Это самая тяжелая сфера деятельности, по крайней мере, в России, и стоит быть готовой к тому, что, занимаясь благотворительностью, ты ни для кого не будешь хорошей. Окажется, что ты помогаешь не тем и не так, как нужно, вкладываешь слишком много или наоборот слишком мало. Придется столкнуться с неблагодарностью и своим бессилием, истощением.

Люди, которые занимаются благотворительностью, часто оказываются на эмоциональном дне. В такие моменты я вспоминаю истории женщин, которые с нашей помощью нашли в себе силы начать новую жизнь. Порядка 30-ти историй успеха. А значит все не зря»

Фото из личного архива Алии Байназаровой

Читайте новости АСИ в удобном формате на Яндекс.Дзен. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

«Я думаю, что когда-нибудь проснусь и почувствую удовлетворение». Александр Соболев, «Оберег»

Почему успешный иркутский предприниматель и отец пятерых детей помогает женщинам, попавшим в трудную жизненную ситуацию, бездомным, бывшим заключенным и вкладывает 80% прибыли в работу собственного…