Руководитель юридического департамента группы компаний Philin Philgood — о том, в чем специфика работы юриста в некоммерческой организации и почему здесь важна большая идея.

Фото: Саша Карелина

Колонка написана по материалам лекции, прочитанной студентам юридического факультета МГУ.

Работа юриста в НКО — деньги или смысл?

Если вы думаете работать в фонде, не надо стесняться того, что ваша работа может стоить денег. Другой вопрос, что фондов, которые могут позволить себе юриста в штате, не так много. Преимущественно это крупные фонды, например, «Подари жизнь», Фонд помощи хосписам «Вера», Благотворительный фонд Владимира Потанина, или некоммерческие организации, которые связаны с крупными промышленными корпорациями (Лукойл, Газпромнефть, ВТБ, Сбербанк).

Там присутствует бизнес-подход, там понимают, что и НКО, и благотворительная сфера в целом — это тоже бизнес, который должен быть хорошо отлажен в плане внутренних административных процессов. И оплачиваться труд юриста там должен соответствующе. Конечно, если речь не идет о волонтерстве и личной инициативе человека.

Конечно, идти работать в НКО только ради денег и совершенно без смысла практически невозможно, а иногда просто нельзя.

Если вы приходите на собеседование в фонд, который занимается помощью детям с расстройством аутистического спектра, и перспектива каждый день соприкасаться с программами фонда и помогать детям вас будоражит и откликается, тогда это ваше. Тогда вам точно стоит попробовать себя в этом деле. 

Также многое зависит от фонда, в котором вы хотите работать. Для кого-то важно, чтобы любой человек, который приходит в фонд, горел идеей и хотел быть частью жизни НКО. Но мне все-таки кажется, что такие функции, как юрист, бухгалтер или кадровик, в первую очередь носят вспомогательный характер. Они призваны систематизировать деятельность НКО.

Когда в организацию приходят профессиональные юристы, у людей, которые осуществляют уставную или какую-то программную деятельность фонда (мероприятия, акции), появляется больше времени на реализацию их первостепенных задач. Теперь им не приходится заниматься составлением договоров и общаться с контрагентами. И становится только лучше, потому что каждый занят своим делом. 

Довольно часто мы сталкиваемся с ситуацией, когда фонд дается в нагрузку какой-то партнерской компании. И, например, бухгалтер из такой организации пытается стать «многоруким Шивой», одновременно составляя отчетность и проводки, нанимая людей на работу и договор согласовывая. В итоге такая ситуация может привести к систематическим ошибкам в работе НКО, отрицательным итогам обязательного аудита, проверкам со стороны Министерства юстиции, налоговой, а иногда даже прокуратуры.

Фото: www.facebook.com/laboratorysp

Если бы я была директором или учредителем НКО, при найме юриста я бы ориентировалась, в первую очередь, на его профессиональные юридические навыки, в том числе в сфере благотворительности и конкретно НКО.

Насколько он разбирается в том, что такое некоммерческая организация, в чем разница между коммерческой и некоммерческой деятельностью, как правильно оформлять пожертвования, спонсорские договоры, волонтеров. Хорошо, если мой бэк-офис — юристы, бухгалтеры — разделяет идею и верит в нее, но это совершенно не обязательно. 

Отличительные черты работы юриста в НКО

Юридическая профессия довольно формальная и заставляет смотреть на процессы и документы определенным образом, в частности, обращать внимание на форму, содержание и на множество технических деталей.

Задача хорошего юриста в НКО состоит в том, чтобы объяснить своим коллегам-не юристам, почему некоторые вещи важны и их необходимо включить в документ, и что это не просто бюрократия или формализм. 

Например, фонду должны дать крупное пожертвование. И чтобы организация могла использовать эти деньги на свои цели, следует заключить договор или в назначении платежа прописать «на уставную деятельность». Задача юриста в том, чтобы совместно с финансистами отслеживать операции фонда и тщательно проверять оформление всех документов. Это делается, чтобы минимизировать риски ненужного налогообложения.

Если в обычной консалтинговой компании юрист просто пишет договор и отправляет его, а все остальное — проблемы финансиста, то юрист в НКО должен следить за всеми манипуляциями внутри фонда, которые связаны с деньгами. Виды и цели деятельности, пожертвования, гранты, спонсорские договоры — все нужно держать в голове. 

Для НКО это вдвойне важно, потому что помимо налоговой инспекции за их деятельностью следит еще и Министерство юстиции РФ. И неправильно оформленный расход пожертвований может привести к дополнительному налогообложению. Задача юриста в НКО — следить за этим балансом совместно с руководителем и бухгалтером. 

Помимо регулирования финансовых вопросов, вам нужно быть в должной степени осмотрительными и выполнять свою основную юридическую функцию: отслеживать все изменения в законодательстве и соотносить их с тем, что планирует сделать НКО.

ежедневник
Фото: ассоциация «Юристы за гражданское общество»

Реалии работы юриста в некоммерческой организации таковы, что нашим специалистам приходится разбираться не только в секторе благотворительности, но и в общих практиках тоже. Это те же самые договоры, корпоративные документы, оформление протоколов. Нам также часто приходится погружаться в стандартные нормы гражданского законодательства, которое касается коммерческого сектора.

Например, ваш фонд хочет осуществить коммерческую деятельность. Вам, как юристу, нужно убедиться, что эта организация в принципе может этим заниматься, что это прописано в уставе. Более того, важно помнить, что в НКО ведется раздельный бухгалтерский учет для коммерческой деятельности и некоммерческой. И за этим хороший юрист тоже должен следить, если не с точки зрения законодательства о бухгалтерском учете, то хотя бы в отношении стандартов ведения деятельности в области некоммерческого сектора и благотворительности. 

Карьера юриста в НКО

Когда ко мне приходят молодые специалисты наниматься на работу, некоторых очень пугает, что они идут работать в довольно узкий сегмент, в так называемый «третий сектор». Но большинство таких ребят забывает, что, работая в фонде, они получат те же навыки написания корпоративных документов, договоров, соглашений, которые присутствуют везде.

Конечно, когда студент сразу идет работать в консалтинг с хорошим именем, ему потом проще продвигаться в этой области. Хорошее «имя» в резюме еще никому не мешало, но это не значит, что работа в фонде испортит карьерный путь. Если в какой-то момент вы поймете, что хотите уйти из сферы НКО в консалтинг, донесите до своего потенциального нового работодателя, что в фонде вы занимались не только изучением благотворительной деятельности, но и обычными обязанностями юриста.

Что касается карьерного роста, тот тут есть несколько вариантов.

  • Первый — когда человек приходит в крупный фонд с большим юридическим отделом. Придя на позицию стажера или помощника юриста, можно дойти до должности старшего юриста. А если выделяется отдельное направление, то можно стать и руководителем направления.
  • Другой карьерный путь — перерасти от юриста в бизнес-позицию директора или заместителя директора по какому-то комплексу вопросов.
  • И третий вариант — из маленького фонда перейти в более крупный на новую должность. Бывают и такие ситуации, когда у фонда нет юридической функции как таковой, тогда он нанимает юриста на аутсорсе. 

В Philin я пришла, имея за спиной 14-летний опыт работы в международном юридическом консалтинге, где я много чем занималась, начиная от базовых due diligence и всей рутины младшего юриста и заканчивая сложными сделками на рынках капитала, private equity и M&A.

Там же первый раз я столкнулась и с НКО, которым наша фирма помогала в формате pro bono (как известно, любая уважающая себя фирма с мировым именем стремится развивать такую практику оказания профессиональной юридической помощи на безвозмездной основе). Но потом пришел кризис 2008-2009 года, а вместе с ним куда-то улетучился и весь мой энтузиазм, азарт и интерес к работе.

Отвечая на вопрос про то, может ли юрист перепрофилироваться, отвечу, что может, и таких примеров масса. У меня тоже была такая попытка «сбежать» от юридической практики.

Фото: Саша Карелина

Некоторое время я проработала в компании, которая занимается подбором юридического персонала. Поначалу мне это давалось легко: я знала, как найти хорошего юриста, была хорошо знакома с рынком юридических услуг, так что было интересно. Однако хватило меня ненадолго. Спустя какое-то время я поняла, что это не совсем то, чем я хочу заниматься. И тогда появился Рубен Карленович Варданян с проектом Philin.

Идея и цели проекта показались мне интересными: это тоже консалтинг, где я уже работала, только в секторе НКО. И я пришла к ним в команду.

Это был start up  – мы все создавали с нуля: процессы, команду, набирали клиентов. Такого прецедента на рынке НКО еще не было. Более того, мы развивались сразу во всех направлениях: финансы, кадры, юристы, бэк-офис и IT.

Для меня в тот момент одним из мотиваторов был как раз смысл, о котором я говорила в начале. Мне понравилась философия компании: я могу направить весь свой опыт, чтобы помочь большому количеству некоммерческих организаций работать правильно и системно.

И при этом я сменила сферу деятельности, потому что больше не занимаюсь крупными проектами в сфере бизнеса. Хотя в нашем НКО-секторе крупных проектов становится все больше, и это своего рода тоже бизнес

Читайте новости АСИ в удобном формате на Яндекс.Дзен. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Карьера в НКО

Руководители благотворительных фондов рассказали студентам о своем профессиональном пути и особенностях работы в сфере благотворительности.

Внучка тысячи бабушек

Как студентка филфака попала в дом престарелых и создала фонд, чтобы делать пожилых людей счастливыми.

Жизнь как подарок

Почему биолог бросила захватывающий мир растений и начала помогать детям? Екатерина Чистякова рассказала о том, как стала директором одного из самых известных благотворительных фондов России…