Как создать в детском коллективе условия для того, чтобы дети научились понимать: свои особенности есть у каждого, будь то инвалидность, внешность, культура, религия или привычки? Елена Алмазова поговорила об этом с представителями профильных некоммерческих организаций.

Фото: Unsplash/Taylor Wilcox

Инклюзивное обучение и противодействие буллингу – две темы, интерес к которым резко вырос в последнее время. И то и другое касается каждого. Потому что безопасная среда и психологический комфорт нужны всем – взрослым и детям, активным и спокойным, отличникам и двоечникам, контактным и замкнутым, высоким и маленьким, людям с особенностями развития и без.

Инклюзия для всех

Слово «инклюзия» в России чаще звучит в контексте школьного образования для детей с инвалидностью. На самом деле, инклюзия подразумевает включение человека, у которого есть те или иные особенности, в социальную среду, и неважно, что это за среда, подчеркивает Игорь Шпицберг, руководитель Центра реабилитации инвалидов детства «Наш солнечный мир».

Когда учтены особенности людей с инвалидностью, это полезно всем. «Пандусы строили для людей на колясках. Ими пользуются матери с детьми, велосипедисты. Информационные таблички для людей с ментальной инвалидностью помогают ориентироваться пожилым и слабовидящим», — говорит Влад Комиссаров, специалист отдела инклюзивного образования РООИ «Перспектива».

Научиться детскому поведению

«Лично я — сторонник того, чтобы все детские сады были инклюзивными. В детских садах они общаются и учатся взаимодействовать между собой и со взрослыми. Дети с особенностями в развитии очень нуждаются в возможности быть среди обычных сверстников. Ни один, даже самый гениальный педагог, не может научить ребенка нормальному детскому поведению. Это можно только «подсмотреть» у других детей», — уверен Игорь Шпицберг.

Фото: Unsplash/Photo by Ben Mullins on

Стандарты

В дошкольном периоде нет задачи получения академических знаний, и в смысле инклюзии за счет этого все проще. Как только ребенок достигает школьного возраста, включаются четкие критерии – федеральные стандарты обучения детей с особенностями развития.

Например, для обучения детей с расстройствами аутистического спектра существует четыре вида образования.

Стандарт 8.1 — когда ребенок с аутизмом обучается по общеобразовательной программе вместе со всеми остальными детьми. Если ему нужно корректировать поведение, в работу включается тьютор.

Стандарт 8.2 — та же самая общеобразовательная программа начальной школы, но она идет не четыре года, а пять. Ребенку нужно больше времени для усвоения материала, поэтому возникает дополнительный год.

Стандарты 8.1 и 8.2 предполагают, что если ребенку нужно корректировать поведение и вообще помогать с адаптацией, подключается тьютор.

Стандарты 8.3 и 8.4 применяются для детей с аутизмом, если есть нарушения в интеллектуальной сфере. Дети учатся не по общей программе, а по программе для коррекционного класса.

«Используются понятия «зоны актуального развития» и «зоны ближайшего развития». Первое — это то, что ребенок уже сейчас способен делать самостоятельно, а второе —что он сможет сделать при некоторой помощи, — продолжает Игорь Шпицберг. — Уровень сложности задач для ребенка должен определяться в его «зоне ближайшего развития», тогда он будет все время развиваться. А если поместить ребенка в среду, которая для него слишком сложна, он не сможет развиваться. Каждому ребенку должен подбираться такой уровень образования, который ему доступен и способствует его развитию».

Если программа подобрана правильно, и у ребенка есть успехи, можно каждый год постепенно повышать уровень сложности. Начав обучение по коррекционной программе, иногда ко второму, третьему или четвертому классу ребенок может догнать сверстников и перейти в обычный класс.

Фото: Unsplash/bantersnaps

Частичное и «обратное» включение

Существуют разные формы инклюзии, например, частичная и «обратная».

В первом случае в школе создан специальный класс для детей с особенностями. Ученики этого класса некоторые предметы изучают отдельно, а на остальных – вместе с другими школьниками.

«Обратная» инклюзия – это когда в коррекционный класс на некоторые уроки приходят обычные дети.

«Ключевым принципом в определении образовательного маршрута является то, что ребенку должны подобрать форму образования, которая соответствует его уровню образовательных возможностей. Иначе он просто не будет успешен. Если ребенок будет лучше обучаться в коррекционном классе, значит там он и должен учится, а общение с обычными детьми он должен обязательно получать вне уроков, в дополнительном образовании, в творческих кружках и спортивных секциях», — считает Игорь Шпицберг.

Проблема группы

Когда ребенок с особенностями идет в обычную школу, часто родители переживают, что его будут обижать сверстники. Специалисты считают, что риску буллинга подвержены все дети, а ситуация травли может сложиться в классе независимо от того, есть ли в нем ребенок с инвалидностью.

Программа «Инклюзивная капсула» благотворительной организации «Журавлик» реализует проекты по включению детей с особыми потребностями в образовательную среду и по работе с профильными специалистами.

«Когда мы стали заниматься поддержкой ресурсных классов, встала проблема буллинга, — рассказывает Мария Зеленова, клинический и кризисный психолог БО «Журавлик» и программы «Травли NET». — А когда стали выяснять причины, то поняли, что травят решительно всех, и по большому счету, нет вообще никакой разницы, есть ли у ребенка особенности развития или нет. Потому что травля — это проблема группы, а не отдельных детей, которых, считается, надо воспитывать».

Ответственность взрослых

«Даже в классе, где учатся 25 спортивных, тщательно отобранных подростков арийской внешности, легко может начаться буллинг и будут страдающие от него блондины», — подчеркивает Юлия Азарова, главный редактор медиаресурсов фонда «Выход». Поэтому любое образование требует антибуллинговых механизмов.

Ответственность за поведение детей всегда лежит на взрослых, которые находятся рядом с детьми в ситуации буллинга или узнают от них о травле. И, конечно, персональная ответственность лежит на учителе.

«Задача взрослых — организовать пространство, где каждый будет чувствовать себя в безопасности, — говорит Мария Зеленова. — Дети в силу своего развития, отсутствия опыта зачастую не способны к глубинному анализу своего поведения, адекватному отстаиванию границ и разрешению конфликтов. Взрослые в этом смысле более «прокачаны». Именно у них есть возможность объединять класс, давать задачи для совместного решения, вводить правила».

По мнению эксперта, в случае любого конфликта и проявления агрессии необходима совместная работа взрослых. Вовлеченные родители, гибкие учителя, ответственные психологи, тьюторы, социальные педагоги — все они способны помочь детям через рефлексию и эмпатию осознать, что происходит и что делать в той или иной ситуации.

Фото: Flicr/MIchiko Gehrig

Адекватное отношение

Татьяна Юдина – соруководитель проекта по социализации, который проводится совместно с киноколледжем № 40. У сына Татьяны аутизм.

«При возникновении таких ситуаций, в первую очередь, я всегда смотрела на позицию педагога, как он/она к этому относится. Если преподаватель считает, что ничего страшного в этом нет и просто пошутили, а иногда просто заявляет: «Понятно, почему так относятся, потому что сам спровоцировал», — никаких других вариантов в этом случае, как забрать ребенка из этой школы, я не вижу», — говорит Татьяна Юдина.

Объяснить детям, как общаться со сверстниками с инвалидностью и без, можно, если педагог сам будет настроен на это, если он сам считает, что ненормально травить сверстника.

«В моем опыте было и то, и другое. Были педагоги, которые считали, что сам виноват, спровоцировал. Но была ситуация, когда преподаватель вовремя вмешался, — рассказывает Юдина. — На переменах, когда дети вылетали из кабинета и носились по коридору, Гоше очень сложно было, возник конфликт. Преподаватель сразу это заметил и предложил на переменах устраивать совместные игры, в которые легко включился и сын. Ситуация сразу исправилась. Дети отреагировали адекватно. Они увидели, что у взрослого спокойное отношение и взрослый не даст этого ребенка в обиду».

Если педагог замечает буллинг и готов работать со всеми сторонами конфликта, справится с травлей можно, уверена Татьяна Юдина.

Взаимное уважение

«Когда взрослый учит коллектив детей уважать «разность», но при этом, общаясь, учитывать правила безопасного поведения, это хорошая профилактика травли, — говорит Марина Зеленова. — Это не обязывает их дружить, но помогает спокойно, адекватно и с уважением относиться к каждому. Дети очень отзывчивы и с готовностью воспринимают новую информацию, если понимают, зачем им это, что это в их интересах, что это им поможет, а главное, что им самим дают возможность выговориться, уважают их мнение».

Важно, чтобы учителя, администрация школы, психолог и родители понимали, что такое буллинг, насколько он опасен, и были готовы совместно с ним бороться. Это главная превентивная мера. Только в этом случае с травлей в школе можно успешно бороться: проводить уроки дружбы для детей, обсуждать книги и фильмы, говорить о правилах поведения и т.д.

Больше новостей некоммерческого сектора в телеграм-канале АСИ. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Футбол против течения

В московском клубе Girl Power состоялась открытая благотворительная футбольная тренировка для женщин. Успешные женщины разных профессий пришли на нее, чтобы вдохновить сотни девочек не сдаваться,…

Недоступная Москва: Лида Мониава просит изменить часы работы Центра обеспечения мобильности пассажиров

Директор Благотворительного фонда «Дом с маяком» Лида Мониава продолжает бороться с недоступной средой в Москве. Она воспользовалась помощью московского Центра обеспечения мобильности пассажиров и теперь…