Эксперт WWF: о чем говорит сдвиг Дня экодолга почти на месяц позже и почему зеленый бизнес лучше выстоит в кризис.

Фото: Iva Rajović / Unsplash.com

В субботу 22 августа наступил Всемирный день экологического долга. Считается, что к этому дню человечество израсходовало все природные ресурсы, которые планета может воспроизвести за год: воду, рыбу, лес, почву, воздух. В 2020 году день экодолга настал почти на месяц позже, чем в 2019-м, хотя раньше он уверенно сдвигался к началу года.

Директор программы «Зеленая экономика» WWF России Михаил Бабенко объяснил, как пандемия повлияла на это смещение, какие пути есть у человечества прямо сейчас и почему зеленые финансы – это то, о чем стоит задуматься и банкирам, и архангельским школам.

Фото: Emilie Farris / Unsplash.com

Стратегия маленьких шажков

— То, что день экодолга в этом году сдвинулся на месяц позже, напрямую связано с пандемией, которая приостановила многие процессы. Несколько месяцев люди никуда не летали, некоторые предприятия останавливались или работали в сокращенном формате.

Но называть это большой победой будет неправильно. Пока праздновать особо нечего. Конечно, хорошо, что развеялся смог над Пекином и в Венецию вернулись дельфины, но нужно понимать, что это неустойчивая история.

Сейчас мы стоим на некоем распутье. Мы либо продолжаем бизнес as usual (как обычно. — Прим. АСИ) — и тогда экологические проблемы, которые у нас были до ковида, скорее всего, вернутся. Либо мы задаемся вопросом, каким образом выйти на рельсы устойчивого развития и переломить тенденцию, при которой экономический рост сопровождается экологической деградацией.

Многие выступают за то, чтобы использовать кризис для осмысления ситуации. Может, в перспективе 3-7 лет мы начнем наблюдать какой-то сдвиг дня экодолга ближе к 31 декабря. При этом не за счет таких жестких экономических и социальных потрясений, как в 2020 году, а за счет изменения модели потребления и производства.

Сейчас наблюдается интерес к экоистории со стороны молодого поколения, особенно в крупных городах. Пока эта часть потребителей развивается, пытается понять, как изменить свое потребление для уменьшения своего собственного экологического следа. Это стратегия маленьких шажков, но она очень важна, потому что из маленьких шагов получается что-то большое.

Михаил Бабенко во время интервью Sputnik на площадке Х Гайдаровского форума. Фото: Владимир Трефилов / РИА Новости

Хотелось бы перейти к тому, что экономисты называют декаплингом, – когда рост благосостояния не приводит к увеличению экологической нагрузки на окружающую среду, а, наоборот, сопровождается ее снижением.

Бизнес может заработать на заботе о природе

Есть еще один важный момент, связанный с пандемией. Мы писали об этом премьер-министру Мишустину. На фоне экономического кризиса крупный бизнес начал продвигать инициативы, связанные со снижением экологических требований к бизнесу. Это опасная история: такая аргументация, с одной стороны, очень простая и понятная, но к чему она приведет, мы наблюдали в Норильске.

Аргументация бизнеса заключается в том, что экологические требования затратны и, чтобы активизировать экономическую деятельность, нужно по максимуму сократить затраты, не связанные с бизнесом.

В последние несколько лет мы видим, что экономическое развитие и охрана окружающей среды – не взаимоисключающие понятия.

Фото: Sharon McCutcheon / Unsplash.com

Наоборот: экологически ответственное предприятие за счет реализации проектов в области охраны окружающей среды и снижения негативного воздействия часто получает либо прямую, либо косвенную выгоду. Экологические проекты иногда снижают операционные издержки либо делают предприятие более привлекательным для внешних инвесторов.

Элементарные новые процедуры без каких-то существенных инвестиционных вливаний на крупном металлургическом предприятии могут привести к экономии за какие-то пару лет в сотни миллионов рублей. Согласитесь, довольно неплохо?

Есть истории, когда компании с высоким рейтингом в области охраны окружающей среды могут привлекать средства с рынка на более привлекательных условиях – под меньший процент. Если предприятие считает правильно, то подобные затраты превращаются в инвестиции, которые приносят доход.

Почему бизнес не становится более экологичным

Первая причина – это горизонт планирования. В нашей экономике он, к сожалению, очень короткий. Предприятия хотят окупить свои инвестиции за три, максимум пять лет. Но многие экологические мероприятия имеют больший срок реализации, особенно если компания хочет выглядеть выгодно в глазах крупных международных инвесторов.

Фото: Ak Ka / Unsplash.com

«Между теми, кто разрабатывает идеи, и теми, кто готов их финансировать, – пропасть»

Площадок по обсуждению таких историй [кейсов экологической ответственности] пока, к сожалению, мало. Школе из условной Архангельской области пробиться на крупную конференцию по экологии очень сложно. У нас проходит много мероприятий с участием зарубежных компаний, часто они приносят в Россию очень полезную практику, но здесь нужны именно российские кейсы.

Дискуссия по развитию зеленых финансов пока упирается в одно: практически нет проектов. То есть потенциальные инвесторы говорят, что нужны меры поддержки, а тот же самый регулятор отвечает: «Вы сначала покажите, нужны ли эти меры поддержки или это самодостаточные проекты». Поэтому важно развивать инфраструктуру именно по разработке проектов, по их правильной упаковке для финансовых рынков.

Сейчас между теми, кто разрабатывает идеи, и теми, кто готов их финансировать, – огромная пропасть. Банкиры не готовы помогать в подготовке и расчетах проектов, а те, кто готовит проекты, не всегда обладают компетенциями, как правильно упаковать проект и сделать его интересным.

Что такое зеленое финансирование

Зеленое финансирование – это финансирование проектов, которые имеют позитивные экологические и климатические эффекты: снижение нагрузки на окружающую среду, ликвидация накопленного ущерба, снижение выбросов СО2 и образования отходов, повышение ресурсоэффективности.

Кроме того, это финансирование, которое предполагает открытость в части использования средств. Если вы привлекаете зеленые финансы, то должны открыто освещать деятельность проекта именно в области целей по уменьшению экологического или климатического следа, которые вы изначально перед собой ставили.

Фото: Elizabeth Explores / Unsplash.com

Жители городов, где есть крупные предприятия-загрязнители, должны понимать, что происходит, какие проекты [предприятием] реализуются, какие есть эффекты и как их измерить. Это важная социальная составляющая.

Третье – это отслеживание связи экологической составляющей и финансовой устойчивости. Как показывают многие исследования, экологически и социально ответственные компании и проекты более экономически стабильны в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Они могут не давать быстрого взрывного дохода, но по сравнению с обычными проектами показывают большую устойчивость. Это значит, у них меньше риски. А если меньше риски – значит, меньше стоимость заемного капитала. В отслеживании этой связки – в определенной степени залог развития зеленых финансов.

Если вы управляете нефинансовыми рисками более эффективно, то, скорее всего, и финансовыми рисками вы тоже управляете более эффективно. Значит, вы более интересны для инвесторов.

После выхода руководства BlackRock по учету ESG-факторов (окружающая среда, общество и корпоративное управление. — Прим. АСИ) при принятии инвестиционных решений экологическая ответственность компании становится осознанно следуемым трендом для инвесторов.

Тандем экологов и финансистов

В конце 2019 года мы выпустили исследование «Практика ответственного финансирования в российском банковском секторе», которое делали совместно с Европейским университетом в Санкт-Петербурге и Национальным рейтинговым агентством.

Один из выводов касался того, что банковский сектор знает крайне мало о том, что такое ответственное финансирование, и своей особенной роли в развитии зеленых секторов пока не видит. Нам кажется, что эту задачу можно было бы эффективно решить через серию образовательных семинаров и круглых столов для банковского сообщества, чтобы осветить какие-то вещи.

Фото: Melvin Thambi / Unsplash.com

Со стороны властей тоже идут процессы. В конце прошлого года был выпущен хороший документ с дорожной картой по развитию зеленых финансов. Есть рабочая группа по зеленым финансам при Банке России и много других рабочих групп. Иногда создается впечатление, что их даже слишком много.

Зеленое финансирование – это про то, как объединиться и вместе принимать решения, определять нужные меры поддержки, стимулировать разработку зеленых проектов, привлекать компетенцию, которая может оценивать «зеленость» этих проектов.

Зелеными финансами не могут заниматься только финансисты. У финансового сектора нет компетенций в оценке экологических и климатических эффектов – это не их задача. Равно как и экологические организации не имеют компетенций оценки финансово-экономических показателей проектов. Поэтому здесь важна смычка экологов и финансистов. Нам нужно выстраивать тандемы.

 

Записала Александра Захваткина

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Больше новостей некоммерческого сектора в телеграм-канале АСИ. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

100 тыс. россиян требуют «зеленого» восстановления экономики

Гринпис России передал в правительство онлайн-подписи жителей страны, требующих экологичного выхода из кризиса. Свое желание они выразили, подписав петицию, которая призывает усилить экологический контроль и…

Открытое интервью «Коалиции наизнанку»

Фонд Центр гражданского анализа и независимых исследований (Центр ГРАНИ) представляет открытое интервью представителей общественных коалиций со всей России в формате онлайн быстрых свиданий. Идеологи и…