Парашютисты с инвалидностью установили новый рекорд в небе над Подмосковьем.

Фото: Андрей Золотов / АСИ

– Я оттормаживаюсь, и проваливаюсь, и вспухаю! – загорелый мужчина в летном комбинезоне показывает руками, как это происходит.

В белом ангаре клуба «Аэроклассика» на аэродроме Ватулино – разбор полетов. На деревянной лавке сидят парашютисты и внимательно смотрят на экран.

Невысокая женщина в красно-черной футболке прокручивает видео, иногда ставя его на паузу и комментируя ошибки. Это Лидия Ардасенова – мастер спорта по парашютизму, чемпионка в разных видах парашютных дисциплин, инструктор по парашютной групповой акробатике.

– Ребята, мы должны сейчас все ошибочки учесть и все сделать, – говорит она.

Тренер Лидия Ардасенова собрала команду парашютистов с инвалидностью в 2011 году из разных городов России. Фото: Андрей Золотов / АСИ

Парашютисты кивают и выходят на улицу, чтобы отработать формацию на земле. Команда «Бесконечность» приехала на всероссийские соревнования по парашютному спорту среди спортсменов с инвалидностью.

На ее счету уже 14 всероссийских рекордов по групповой парашютной акробатике, но сегодня парашютисты пробуют установить новый, сделав за время свободного минутного падения три перестроения в воздухе. Фигура будет похожа на звезду: в центре – четыре человека, остальные восемь будут «подлетать» к ним, а потом перемещаться по кругу, сохраняя форму звезды.

– Че, очкуешь, что ли? – беззлобно подначивают друг друга мужчины.

Они выстраиваются в две шеренги. Парашютисты рассыпаются в стороны, плавно начинают перестроения. После сделанной формации «разбегаются» – это нужно, чтобы парашюты раскрылись безопасно. Если основной вдруг откажет, его нужно спокойно отцепить и использовать запасной.

«Кому, как не мне, быть инвалидом?»

В команде – 12 человек из разных городов. Александр Соклаков приехал из Курска. Немного прихрамывая, он на ходу рассказывает, что первый прыжок с парашютом совершил в 47 лет. Мог бы и раньше – мечтал стать десантником, – но в 16 лет заступился за парня на улице и получил от хулиганов нож в артерию. Ногу пришлось ампутировать.

Александр Соклаков с юности мечтал летать. Фото: Андрей Золотов / АСИ

Говорит, что даже если бы знал, что лишится ноги, все равно заступился бы за человека.

«У русских ген такой… В Германии был – они говорят, русских не победить, если даже инвалиды у них такие. Кому-то же надо быть инвалидом – а кому, как не мне, такому сильному, такому волевому! Значит, господу так было угодно», – улыбается Соклаков.

Восстановившись после операции, Александр уехал в Тулу учиться на швейного механика. В родной Курск вернулся специалистом с пятым разрядом, но на местной фабрике «Швея» ему сначала ничего не могли предложить: слишком высокая квалификация, такие ставки были заняты. Тем не менее устроился, а потом – встретил там будущую жену.

«Я – самый счастливый человек. Мои мечты сбылись. Я мечтал летать…», – Соклаков не успевает договорить, его перебивает товарищ.

– Саня, 15 минут!

Резко развернувшись на гравийной дорожке, парашютисты убегают на построение.

«Солнце там другого цвета»

Обычно спортсмены приезжают на соревнования за свой счет, но в этом году их поддержала общественная организация «Опора», оплатив дорогу и прыжки.

«Ребята прыгают больше десяти лет, устанавливают рекорды, которые зафиксированы Федерацией парашютного спорта, и никто об этом не знает: они сами платят, приезжают, бьются. Разве так должно быть? Это сильные духом люди, которые подают пример. Надо, чтобы о них знали», – объясняет свое решение председатель организации Елена Волохова.

Свой первый прыжок с парашютом Елена Волохова совершила в Ватулино. Фото: Андрей Золотов / АСИ

К Елене постоянно подходят люди – поздороваться и обняться. Она не выпускает из рук телефона – вдруг кто-то из гостей заблудится по дороге на аэродром.

Кроме спортсменов сегодня сюда приезжают новички – члены региональных отделений «Опоры». Сегодня 17 человек совершат свой первый прыжок в тандеме с инструктором. Некоторые даже впервые взойдут на борт самолета.

Маргарита Грачева, автор книги «Счастлива без рук», рассказывает, что еще до рождения детей мечтала прыгнуть с парашютом.

«Для меня это больше преодоление внутренних страхов. Но страшно всегда в первый момент, главное – начать», – говорит Грачева.

Волохова уверена: экстремальная терапия – отличный метод реабилитации для людей с инвалидностью. У нее около 30 прыжков с парашютом – почти все она совершила в Ватулино. «Много лет назад меня приняли здесь неопытной, с испуганными глазами, но готовой на все», – вспоминает Елена.

Прыжки с парашютом дают людям с инвалидностью свободу движения, которой они лишены на земле, объясняет Волохова.

«Кому-то нужна коляска, кому-то костыли или протез. А в небе всего этого не надо – там ты чувствуешь себя круче, чем все остальные. Человек приедет на аэродром, снимет протез, наденет комбинезон, его пристегнут в самолете… И вот эти счастливые несколько минут, пока ты летишь в свободном падении… А когда на закате прыгаешь? На земле уже темно, самолет тебя поднимает на высоту 4000 метров, ты видишь солнце. Оно там вообще другого цвета! Здесь мы такого солнца никогда не видели», – рассказывает Волохова.

Елена Волохова говорит, что в небе человек с инвалидностью ощущает себя круче, чем все остальные. Фото: Андрей Золотов / АСИ

«Группе Ардасеновой готовность пять минут на линию осмотра», – доносится из динамиков металлический голос диспетчера.

«Я ни в коем случае не хочу, чтобы что-то поменялось, вернулось назад, чтобы у меня была рука и нога. Да не нужны они мне! Он у меня забрал ногу и руку, но столько дал взамен! Во мне появилось что-то новое, произошла переоценка ценностей. Вокруг меня появилось столько хороших и добрых людей, я стала понимать ценность времени.

Жизнь до аварии для меня – это какое-то потерянное время. Я не работала, сидела с детьми. Это было безумно скучно. Что же это за жизнь такая ненужная! Эти «Ашаны», продукты, тележки. Я не понимала своего предназначения в жизни.

Я мечтала о том, чтобы быть кому-то полезной. Иногда думаю, что я выпросила себе эту аварию», – говорит Волохова и, оглянувшись на аэродром, добавляет: «Когда меня не станет, тысячи людей будут помнить Елену Волохову, потому что она изменила их жизнь и, возможно, жизнь их детей».

«Разгильдяи долго не живут»

Команда «Бесконечность» – на низком старте. Мужчина в светлой тюбетейке, руководитель прыжков Андрей Еремин придирчиво осматривает их комбинезоны и проверяет рюкзаки с парашютами.

«Парашютисты – это люди, которые переходят улицу только на зеленый свет. Разгильдяи долго не живут», – доносятся смешки из рядов спортсменов. Над полем пролетает самолет. Некоторые, сощурив глаза от солнца, задирают головы и провожают его взглядом.

«На приземлении ветер до четырех метров, круг правый, стрелка выложена!» – громко объявляет Еремин.

Раздражение еще не до конца его отпустило: на летное поле периодически пытаются самовольно пройти журналисты, но в авиации такое недопустимо. Сегодня Еремин, помимо отправки самолетов и контроля полетов, вынужден отвлекаться на прессу.

«Никто к самолетам без сопровождающего не ходит!» – повышает он голос.

Руководитель полетов Андрей Еремин отправляет и принимает самолеты, контролируя все, что происходит на поле. Фото: Андрей Золотов / АСИ

Парашютисты строятся в большой круг, обнимают друг друга. Кто-то пока держится за костыли. Ардасенова, глядя на всех по очереди, твердо говорит: «Ребят, я в вас верю. Мы сделаем это!». Спортсмены отвечают мощным хором: «Дааааа!».

Когда парашютисты уже готовы идти к самолету, на площадку подкатывает на коляске их товарищ: «Господа, вы думали, я пропущу это мероприятие?».

Аннушка улетает в небо

На летном поле стоит несколько небольших самолетов – в основном, «Аннушек». Неподалеку – бочки с топливом. Спортсмены поднимаются по металлической лесенке и размещаются в «Ан-28». Вместе с командой летят два оператора – они тоже прыгнут с парашютами и будут снимать спортсменов. Именно эти видео потом отсматривают на разборе полетов, определяя, был рекорд или нет.

Фото: Андрей Золотов / АСИ

Пилот заводит двигатель, поднимается ветер. Люди, оставшиеся на земле, отходят в сторону. Желтые цветы под брюхом самолета от потоков воздуха гнутся к земле.

«От винту!», – кричит кто-то.

Самолет трогается с места. Лесенка, потеряв опору, падает. Спортсмены закрывают люк, в иллюминаторах видны их счастливые лица. Впереди у них –  три километра свободного падения и, возможно, новый рекорд.

«Аннушка» выруливает на полосу, легко разгоняется и взлетает, оставляя провожающим лишь тонкий запах авиационного топлива.

Фото: Андрей Золотов / АСИ

«Пока на ум только матные слова приходят»

Как спортсмены выполняют фигуру, с земли не видно: они слишком высоко. Зато потом цветные парашюты типа «крыло» появляются в небе внезапно, словно из ниоткуда. Сначала парят плавно, потом – резко и вертикально. В этот момент слышен шелест строп – кажется, других звуков вокруг не остается. Приземляются на зеленую траву мягко, с шуршанием.

После приземления спортсмены, шумно обсуждая прыжок, спокойно идут в ангар на разбор полетов. К парашютистам-новичкам подбегают люди, чтобы увидеть лицо человека, впервые ощутившего свободное падение в небе. «Пока на ум только матные слова приходят, но мне понравилось», – говорит один из членов «Опоры».

Максим после приземления говорит, что хочет прыгнуть еще, и удивляется, почему не делал этого раньше. Объясняет, что как бы страшно ни было шагать из самолета, глаза в этот момент закрывать нельзя , «иначе все будет напрасно».

Максим — один из 17 человек, которые прыгнули в Ватулино впервые. Фото: Андрей Золотов / АСИ

«Прыгайте – потом намного эффективнее мозги будут работать. Лучше не купить какую-то шмотку, но прыгнуть», – убеждает он.

Прыжок в тандеме – вещь затратная: стоит около 10 тысяч рублей. Зато потом, набравшись опыта, можно прыгать самостоятельно: такие прыжки дешевле.

Пилот и старший тандем-инструктор Али Ибрагимов, который прыгал с Максимом, работает на аэродроме Ватулино с момента основания клуба – около 16 лет. На его счету 3600 прыжков. Говорит, что «это далеко не самые большие цифры».

По его словам, люди, в тандеме с которыми он прыгает, как родственники.

«Безусловно, я чувствую ответственность за каждого человека, с которым прыгаю. Это все равно что взять своих родных и пойти прыгнуть. Нельзя наплевательски к этому относиться», – говорит Ибрагимов.

Пилот и инструктор Али Ибрагимов работает в клубе «Аэроклассика» 16 лет. Фото: Андрей Золотов / АСИ

Прыжки с парашютом Али сравнивает с полетом на самолете. «Когда в самолет садитесь, что чувствуете? Приятное волнение? Здесь то же самое. Ощущение взлета и полет вызывают приятные эмоции, а они продлевают нам жизнь», – считает инструктор.

В среду, 29 июля, спортсмены команды «Бесконечность» поднимались в воздух пять раз, но рекорда так и не случилось. «Рекорды рождаются в муках»», – спокойно заметила Лидия Ардасенова.

В пятницу, 31 июля, парашютисты снова подступились к рекорду. На десятом прыжке все получилось — 11 человек из команды «Бесконечность» (одному спортсмену пришлось уехать домой раньше) сделали три перестроения в воздухе.

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Читайте новости АСИ в удобном формате на Яндекс.Дзен. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Томский фонд создаст сайт по обустройству жилья для людей с инвалидностью

Специалисты Благотворительного фонда «Обыкновенное чудо» разработают и запустят сайт «Чудо-квартира». Родители детей с инвалидностью смогут найти актуальную информацию по созданию безбарьерной среды в квартире.

#ЩедрыйВторник: флешмоб фонда «Спорт для жизни»

1 декабря во всем мире пройдет благотворительная акция #ЩедрыйВторник (Международный день благотворительности). Ее цель — вовлечение людей в благотворительность через объединение НКО, бизнеса, государственных учреждений,…